ГЛАВНАЯ arrow РАЗНОЕ arrow Лу Вайро: Готов тренировать русских по методике Тарасова
05.02.2023 г. 09:58
 
 
МЕНЮ
ГЛАВНАЯ   ВСЕ НОВОСТИ   КХЛ   НХЛ   ЕВРОТУР   ЧЕМПИОНАТ МИРА   ОЛИМПИАДА   
МОЛОДЕЖЬ   ВИДЕО   ХОККЕЙ И ТВ   ССЫЛКИ   АРХИВ   ТУРНИР ПРОГНОЗОВ   РАЗНОЕ

КХЛ-2022/23:  КАЛЕНДАРЬ   РЕЗУЛЬТАТЫ   ТАБЛИЦЫ
НХЛ-2022/23:  КАЛЕНДАРЬ   РЕЗУЛЬТАТЫ   ТАБЛИЦЫ

YOUTUBE:   НАШ КАНАЛ     ФОРУМ:   ФНХ    КОНТАКТЫ:   Этот e-mail защищен от спам-ботов. Для его просмотра в вашем браузере должна быть включена поддержка Java-script



Лу Вайро: Готов тренировать русских по методике Тарасова
30.09.2010 г. 20:42
23 мая, в последний день чемпионата мира, в Кельне состоялась очередная ежегодная церемония включения новых участников в Зал славы ИИХФ. Как всегда трогательная, как всегда торжественная. Игроки Владимир Крутов, Артур Ирбе, Дитер Хеген, Риикка Ниеминен (недавний лидер женской сборной Финляндии), функционер Рикард Фагерлунд и тренер Лу Вайро.

При всем уважении к перечисленным именам, именно 65-летний американский тренер Вайро стал главной фигурой вечера. Он вышел на сцену последним, получил награду имени Поля Лойка — "за выдающийся вклад в развитие мирового хоккея" — и произнес короткий зажигательный спич, "упаковав" простую, в общем-то, мысль о том, что всем силам в хоккейном мире необходимо срочно объединяться, в живые остроумные формулировки, несколько раз заставившие аудиторию взорваться смехом. Никто не удивился: известно, что Лу — балагур и за словом в карман не полезет никогда. Подытожив торжественную церемонию анекдотом о двух очень старых вратарях, Лу сорвал бурные аплодисменты, сошел с подиума и согласился рассказать о своем нынешнем видении мирового хоккея. Интересно или нет, судить читателю. Но за откровенность и неординарность мышления Лу, безусловно, заслуживает всяческих похвал.

Вместо войны в Афганистане — чемпионат мира в Германии

— Нормально я выступил, а? — спросил Лу, и возникло ощущение, что мы знакомы с десяток лет.

— Я аплодировал. Анекдот хороший, запомню.

— Я много таких знаю, расскажу как-нибудь...

— Вам здесь нравится?

— Очень! Я в Германию приехал в армии служить, молодой был еще. И полюбил эту страну... А чемпионат хороший, да. Но есть проблемы. Сейчас стало очень сложно добиться того, чтобы игроки приезжали на этот турнир. Имею в виду американцев. Можете мне поверить: в Штатах вряд ли найдется больше пятисот человек, которые знали о том, что в мае в Германии проводится чемпионат мира по хоккею. Американцам до этого турнира нет никакого дела. Им была интересна Олимпиада — все они в курсе, что сборная США завоевала там серебряные медали. Мне довелось побывать в Ванкувере, а по возвращении пообщаться и с соседями, и с совершенно незнакомыми людьми. "Хоккей смотрели?" — спрашиваю. "Да, конечно. Мы каждые четыре года следим за тем, как наши парни бьются на Олимпиаде", — отвечали эти люди. Каждые четыре года, черт побери! Понимаете? Хоккей — не национальный, не любимый вид спорта в США. Примерно как в Италии. Или в Германии той же самой. Нам не сравниться с европейскими государствами, в которых хоккей — главный спорт. С Финляндией, Швецией... И с Россией тоже, кстати. Вот смотрите: если канадец скажет: "Я не поеду играть за сборную", у него спросят — почему? Если русский не поедет, тоже спросят, да еще и с пристрастием. А не поедет американец — никто не заметит. Между прочим, у меня были проблемы такого рода, когда только женился. "Я уезжаю на Кубок Канады на три недели, — говорю жене. — Так ты же весь сезон катался. Что, я теперь и летом должна одна тут сидеть?" Улавливаете? Они думают, что хоккей — это развлечение такое. А не профессия, достаточно сложная, кстати. Так вот, я думаю, почти всем американским игрокам, приглашенным в сборную, пришлось столкнуться с жестким прессингом жен. И многие не сдюжили.

— У вас итальянские корни, и это за версту видно. За кого переживали в матче США

— Италия?

— За США. Но во всех остальных матчах болел за Италию. Я не отрываюсь от корней и даже активно поработал над созданием программы развития итальянского хоккея. С самых низов, с мальчишек. Важно, чтобы в хоккей шли именно итальянские ребята, а не иностранцы, которые могут выступать за сборную. Я считаю, что лучше играть в первой или даже второй группе чемпионата мира, но со своими ребятами, чем в высшей, но с бывшими канадцами и американцами в составе. Это важно для долгосрочной перспективы. Надеюсь, мои идеи будут восприняты с пониманием и использованы по назначению.

— Проблема с неприездом североамериканских хоккеистов на чемпионаты мира, вполне возможно, становится хронической. Как вы думаете, является ли правильной сама концепция мировых первенств?

— Почему же нет? Думаю, ИИХФ неплохо делает свою работу. Дело не в самих чемпионатах — дело в том, что наши игроки не едут сюда, потому что не понимают важности этого турнира. Так сложилось исторически. А тем, кто приезжает, чемпионат мира очень нравится. Парадокс, да? Я много раз говорил игрокам: "Ребята, ваши ровесники сейчас уворачиваются от пуль в Афганистане и Ираке, им отрывает ноги взрывами, они калечат свои судьбы за просто так. А вы не можете заставить себя приехать на три недели в прекрасную страну вроде Германии, пожить в шикарном отеле, поиграть в хороший хоккей. В чем дело-то?"

— И что они отвечают?

— По-разному: "Нога болит, контракта нет, детей в Диснейленд надо свозить". Да мало ли причин? Но некоторые едут, и я им благодарен за это.

— Многие чешские, словацкие, шведские и финские хоккеисты тоже воздержались от поездки на чемпионат мира. Следовательно, проблема касается не только Америки?

— Не думаю. Игроки этих стран до сих пор исправно приезжали на мировые первенства. Именно сейчас сложилась такая ситуация, и я думаю, что элемент случайности в этом присутствует. Так же, как и в том, что в российскую сборную приехали все сильнейшие. Вы, кстати, уже отправили благодарственное письмо в офис "Монреаль Канадиенс"?..

— Как полагаете, повышает ли мотивацию игроков сборной России то, что их после побед принимает руководство страны?

— Конечно. Даже если ты успешный спортсмен и миллионер, лишний автомобиль не помешает. Его же можно папе отдать или брату!

При Тихонове было лучше

— В последнее время довольно часто говорят о том, как можно было бы реформировать институт чемпионатов мира. Например, проводить их раз в два года или даже в четыре. Или не проводить в олимпийский год вовсе. Ваше мнение?

— Согласен насчет олимпийского года. Но не знаю точно всех финансовых деталей, спонсорских соглашений и так далее. Вполне возможно, ИИХФ должна проводить чемпионаты ежегодно, чтобы обеспечивать интересы своих партнеров и соблюдать достигнутые соглашения.

— Что скажете об уровне хоккея на чемпионате мира?

— Полагаю, он понижается. Раньше более качественный хоккей был. Например, полуфинальные матчи Россия — Германия и Чехия — Швеция были хороши. Подавляющее большинство остальных игр впечатлило не сильно. Кстати, я думаю, русские сейчас играют не так, как должны играть русские. Как они играли при Тихонове! Тогда у них был высочайший уровень физической подготовки и значительно более продуманный и проработанный комбинационный хоккей. Они действовали более командно и менее индивидуально, чем сейчас.

— Вы были удивлены тем, что в финале чемпионата мира встретились Россия и Чехия?

— Да, немного удивился. Не тому, конечно, что в финал вышла Россия, — у нее был наилучший подбор игроков. К слову, очень понравился мне вратарь Кошечкин — здоровый и уверенный в себе парень. Россия — Чехия — хороший финал. У этих команд есть традиции соперничества, они же еще при Брежневе зарождались. Я предполагал, что чехи окажут русским серьезнейшее сопротивление. Они отчаянно хотели выиграть. Они "уперлись", решили, что раз вышли в финал, надо побеждать. Молодцы, что скажешь.

КХЛ на правильном пути

— Вы знаете, что происходит в российском хоккее?

— Я три года назад был в России, ходил на матчи вашего чемпионата в Санкт-Петербурге и Москве. Уровень хоккея понравился, он очень высок. Думаю, сейчас он стал еще выше — исхожу из того, что знаю о КХЛ и подходе к развитию чемпионата.

— Континентальная хоккейная лига провела два сезона и очень серьезно рассматривает возможность расширения в Европу. Как вы думаете, какое влияние расширение лиги окажет и на нее саму, и на европейский хоккей в целом?

— Я американец и, вполне возможно, не очень хорошо разбираюсь в тонкостях европейского хоккейного хозяйства. Но знаю: Александр Медведев — мудрый человек, знающий, что он делает. Он патриот и стремится к тому, чтобы уровень российского хоккея повышался. Умные люди в Чехии, Швеции, Словакии и в других странах, клубы которых могли бы присоединиться к КХЛ, найдут способ сделать все правильно. Так, чтобы были учтены интересы всех сторон, вовлеченных в процесс. Они просто должны быть профессионалами, и тогда все получится. Нет ничего плохого в том, чтобы равняться на НХЛ. У этой лиги, как и у любой другой, есть собственные недостатки и достоинства. Но чего у них не отнять, так это профессионализма. Все, что делается, даже в мелочах, должно делаться максимально эффективно. Так появляется репутация, которая затем работает на тебя и работать может долгие годы. Нельзя допускать непрофессионализма — он может разрушить целостность лиги. Это негативно скажется на отношении игроков, особенно тех, кто выступал в НХЛ и привык к первоклассному отношению к себе.

По заветам великого Тарасова

— Во время своей "тронной речи" при получении приза имени Поля Лойка вы, как показалось, с удовольствием вспомнили советского тренера Анатолия Тарасова.

— Я очень горд, что был другом Тарасова и имел возможность учиться хоккею у него. Великий тренер, великий человек. Он мне много интересных историй рассказал. Однажды, когда он приехал в Америку, выдался свободный денек, и я повез его в Ниагара-Фоллз. Там был огромный бассейн, в котором резвились дельфины. Тарасов посмотрел на них и сказал: "Я удивляюсь вам, американцам. В магазине столько сортов майонеза, что диву даешься. Небоскребы у вас, памятники. Вон даже рыб дрессируете. А хоккеистов своих не можете научить точный пас на два метра сделать! Почему так?"

— Они действительно тогда не умели этого делать?

— Вы еще спрашиваете! Скажу честно — Тарасов мне очень помог. Его наука позволила мне потом убедить Херба Брукса (привел сборную США к сенсационной победе на Олимпиаде-80 — Прим. "ГЛ") и других американских специалистов изменить подход к хоккею. Видите, ведь сейчас американские хоккеисты действительно лучше играют! Они стали быстрее, креативнее, техничнее, лучше готовы физически. Это произошло не случайно и не на пустом месте. Это годы планомерной работы, выстраивание системы и ее доработка. Я считаю, что главным человеком, который помог вывести хоккей США на высокий уровень, позволяющий регулярно бороться за медали Олимпиад, был именно Тарасов. Он вдохновил нас.

— Можно ли сейчас придумать что-то новое при подготовке хоккеистов? Все-таки столько лет прошло, столько методик разработано — что еще можно изобрести?

— У любого игрока есть некие предельные возможности в плане катания, техники и физической подготовки. Абсолютно у любого. Тарасов сказал мне: "Лу, если хочешь быть хорошим тренером и развиваться в хоккее, запомни: что бы ты ни делал, превзойти предел физических возможностей игрока не сможешь. Но фантазия и воображение человека безграничны". И я всегда говорил своим игрокам, что они вправе рискнуть, попробовать что-то новое, даже в важнейший момент тяжелого матча. Так учил Тарасов. 99 процентов тренеров имеют определенные правила для игроков: тогда-то нельзя делать это, а тогда-то — вот это. И очень немногие способны позволить игрокам творить. Знаете, я думаю, российский хоккей пострадал из-за того, что сошли со сцены три замечательных тренера: Юрзинов, Дмитриев и Тихонов. По-моему, это были последние великие тренеры. Есть молодые, я знаю. Но мне все время кажется, что они что-то упускают в хоккее.

— Что вы имеете в виду?

— Я имею, например, в виду, что если бы нынешняя сборная России играла так, как это делала сборная советская, то обыграть ее не мог бы ни один соперник в мире. Ни один! Но для начала необходимо достичь отменных физических кондиций. Необходимо, чтобы игроки много тренировались. А тренеры не могут это проконтролировать, потому что игроки выступают в НХЛ. Там не тренируются, а постоянно играют. Я помню, как играла пятерка Ларионова. Каждый игрок звена знал, что делать; каждый был в отличной форме и каждый действовал на высочайшей скорости. Поэтому у них всегда было больше возможностей в атаке, чем у других. И соперники ошибались, не могли противостоять им. А что сейчас? Вперед-назад! Что это за ерунда? Это же не хоккей вовсе! Нельзя играть в хоккей, боясь самой игры. Нельзя! Ларионовское звено играло по-тарасовски. Теперь играют по-энхаэловски. Вот в чем проблема.

— Вы всерьез полагаете, что вернуть тарасовский хоккей сейчас можно?

— Я совершенно уверен в этом. Если бы сам тренировал, добился бы от парней тарасовской игры. Со сборной этого не сделаешь, понятное дело. Ты должен пройти с клубной командой весь сезон, начав готовить ее еще летом. Если бы я работал в Континентальной хоккейной лиге, предсезонную подготовку начал бы в начале июня. Двухразовые тренировки шесть дней в неделю — для каждого.  

— Вы заинтересованы в том, чтобы поработать в клубе КХЛ?

— Безусловно. Есть, конечно, сложности. Я уже старый и толстый, коньки не могу надеть. Но все равно с огромным удовольствием поработал бы с русскими хоккеистами, и обязательно по тарасовской системе. Думаю, они оценили бы это. Знаете, Анатолий был замечательной личностью, и хоть он гонял игроков, они его не только уважали, но и любили. Вот Тихонова игроки тоже уважали, он тоже был жесткий. Но — не любили. Я знал многих ваших хоккеистов, которые играли в те времена, — Петрова, Викулова, Михайлова, — они подтверждали это. Тарасов ладил с игроками, мог пошутить, пообщаться. Как-то раз мне передали: "Лу, Тарасов хочет, чтобы ты приехал в Советский Союз. Он хочет, чтобы ты издал его книгу в Америке". Я приехал, а Тарасов говорит: "Если хочешь, можешь пожить у меня. Не хочешь — организуем номер в гостинице. С девушкой". Я обалдел, но ответил: "Мне мало девушки, нужны две". Анатолий удивился, взглянул из-под очков: "Зачем две?" Я объяснил — для того, чтобы им не было скучно: когда засну, они смогут поиграть в карты. Вы не представляете, как он хохотал!

Анатолий Тарасов — учитель и ученик

— Кажется, сейчас вы один из немногих людей во всем мире, кто владеет методиками Тарасова, полученными от него лично.

— Да, и скажу больше: я готов ими поделиться. Мы пользуемся тарасовскими наработками в Штатах, адаптируя их к нашим условиям. Тарасов объяснил: "Лу, в хоккее нет секретов. То, что кто-то придумал сегодня, завтра станут использовать все. Твоя команда выходит на лед, специалисты видят, как она играет, и могут легко перенять твои задумки. Это жизнь". Я объяснил Тарасову, что мы не сможем тренироваться в точности как русские. У нас же куча адвокатов кругом, и случись что с парнишкой, засудят, заставят платить огромные деньги и так далее. Он ответил: "Все правильно, не копируй в точности. Иначе тебя и будут воспринимать как человека, всего лишь скопировавшего чужие идеи. Используй основные принципы и импровизируй в остальном". Я тогда, помню, удивился — как он до этого дошел?

— А он?

— А он рассказал, что однажды, побывав в Большом театре, увидел, как готовятся балетные танцоры. И подумал, что некоторые их упражнения здорово подходят хоккею, так как улучшают скоростные качества, ловкость и координацию. То же самое с цирком — там тоже, оказывается, есть много чего пригодного для нашего вида спорта. Так-то. Еще один случай связан с тем, как однажды, когда Тарасов был в Штатах, я сводил его на тренировку игроков в американский футбол. Он был потрясен до глубины души. Показалось, он исписал сотню страниц своего блокнота. Спросил: "Лу, неужели это возможно? Огромные черные парни вытворяют такие вещи! Если бы они играли в хоккей, у нас не было бы шансов!" Я успокоил тогда Тарасова, сказал, что эти ребята не любят хоккей, да и на коньках кататься их научить было бы сложновато. Тем не менее он записал все. И, не сомневаюсь, использовал многое в своей работе с хоккеистами. В этом заключалось величие Тарасова. Он постоянно учился, ни на мгновение не останавливаясь. Очень многое из того, что мы сейчас видим в хоккее, появилось благодаря нему. И Тихонову, тоже оказавшему огромное влияние на развитие хоккея в мире. Мне, кстати, кажется, что заслуги Тихонова в этом плане не оценены по достоинству — он заслуживает большего. Так или иначе, в США меня часто благодарят за вклад в развитие американского хоккея. Я всегда отвечаю: "Не благодарите. Я могу назвать фамилии пятидесяти людей, которых следует благодарить за то, что наш хоккей стал одним из сильнейших в мире. И когда настает момент помолиться, всегда вспоминаю их и прошу Всевышнего помогать им и их семьям". Для меня очень важно, что среди этих людей есть великие русские тренеры. Без них хоккей не был бы той великой игрой, которой является.

***

После этой фундаментальной мысли и тренеру, и корреспонденту стало понятно, что беседа подошла к концу. Но Лу не был бы самим собой, если бы обошелся без бонуса. "Однажды мой друг Фред Шеро (в 1971—78 годах тренер „Филадельфии“, дважды выигравшей Кубок Стэнли благодаря новой, „бойцовской“ концепции игры) сказал мне одну вещь, которую я запомнил навсегда и советую запомнить и вам, — с серьезным лицом начал он. — В хоккее побеждают те, кто готов посвятить себя этому спорту. А великими становятся лишь всей душой преданные хоккею люди". Разница между понятиями dedicated и committed, которыми воспользовался Вайро, цитируя Шеро, не так очевидна в русском переводе. И Лу, кажется, знал об этом. И сказал на прощанье: "Подумайте на досуге, мысль очень глубокая".

"Горячий лед"

  Обсудить последние хоккейные новости можно на нашем форуме