ГЛАВНАЯ arrow РАЗНОЕ arrow Василий Тихонов: шесть маузеров
14.12.2019 г. 10:33
 
 



Василий Тихонов: шесть маузеров
22.10.2010 г. 12:42

52-летний Василий Тихонов - фигура в хоккее загадочная. Он ни разу не работал в российском клубе главным тренером - но слухи сопровождают всякий его шаг. Интерес к сыну великого Виктора Тихонова не гаснет.

А Василий живет своей жизнью - хочет, и уезжает обратно в Америку. Тренируя лишь собственного сына, права на которого принадлежат "Финиксу". Хочет - возвращается и становится помощником Раймо Сумманена в "Авангарде". На всякий случай уверив нас, что главным тренером в КХЛ обязательно еще поработает. Чтоб мы даже не сомневались.

Кто-то в 55 лет завершал тренерскую карьеру - как Анатолий Тарасов. Кто-то готов начать большой путь.

Впрочем, и нынешний путь Василия Тихонова достоин интереса.

***

- Недавно Виктор Васильевич, ваш отец, рассказывал: "Василий - хороший тренер. Сильнее меня".

- Приятно слышать - но едва ли это правда. Отец есть отец, говорит комплименты. Думаю, никто и близко к его достижениям не подойдет. Я же вернулся к тренерской работе. В последнее время занимался исключительно сыном Виктором - а теперь вижу, что парень стоит на ногах. Все получилось, как я хотел.

- А вы можете повторить про кого-то из нынешних тренеров: "Он - сильнее меня"?

- Мне бы не хотелось такого говорить. Я иду своим путем. С Раймо Сумманеном, например, интересно работать, мы оба были главными тренерами в Финляндии. Сражались друг с другом. А сейчас - вместе.

- Что Сумманен умеет, как никто?

- Изумительно трудолюбивый человек. Сверхэмоциональный, но я в этом вижу плюс. Может завести команду. С ним ассистенту легко.

- Вот бы не подумали.

- Мы понимаем друг друга с полуслова!

- Прежде вы могли по два месяца с отцом не общаться.

- Нынче раз в неделю созваниваемся обязательно. Просто о хоккее стараемся не говорить, больше о семье.

- Его привычка - всякий матч смотреть с блокнотом - к вам не перешла?

- Я так не могу. Начинаю записывать - что-то упускаю.

- Виктору Васильевичу во сне идеи приходили.

- Мне не приходят. Сплю я хорошо, никакого хоккея во сне нет.

- Блокнотов у вашего отца скопилось целый шкаф. Вы их читали?

- Разумеется.

- Впечатление?

- Занимательно. Сделать из этого книгу - будет уникальная вещь, и в хоккейном смысле, и в житейском. Не знаю тренера, который был бы таким трудолюбивым и столько записывал. Меня в Америке постоянно расспрашивали, не хочет ли отец перебраться в НХЛ. А я отвечал - отец всю жизнь работал в Советском Союзе и никакая Америка ему не нужна.

- Юрзинов до сих пор уверен - если б они вдвоем уехали в НХЛ, все бы получилось. Вы знаете американский хоккей, пошло бы у них дело?

- Конечно, пошло. Они такие профессионалы - выше нет. Америка профессионалов ценит.

- Говорят, насколько дружат отцы, настолько же друг друга не переносят сыновья. Вы и Юрзинов-младший.

- Бред! У нас с Володей-младшим прекрасные отношения! Оба выросли в Риге, оба работали в Финляндии. Правда, потом разбросало - он живет в Финляндии, у меня дом в США. Редко видимся. Володя приятный человек.

- Среди российских тренеров есть человек, которого можете называть другом?

- Я аккуратен со словом "друг".

- То есть?

- Друг может быть один. Или два. Вот у меня как раз два - и никакого отношения к хоккею они не имеют.

- У сына как дела?

- Отлично. Играет в "Сан-Антонио", фарм-клубе "Финикса". Вот в России много пишут о том, что молодых русских хоккеистов ссылают в фарм-клубы. Истории про Филатова, Анисимова, Виктора Тихонова. У нас просто не знают американскую систему. В НХЛ игрок, как правило, до 23 лет заключает двусторонний контракт. Записано: могут отправить в фарм-клуб в любой момент и сколько угодно раз. Делается это для того, чтоб молодежь получала практику. В основном составе не может быть больше 23 игроков. Зачем молодым смотреть хоккей с трибуны? А возрастных игроков сложно отрядить в фарм.

- Почему?

- Есть такая вещь - драфт отказов. Если у игрока уже второй в карьере контракт, и вдруг клуб пытается отправить его в фарм - хоккеист попадает на этот самый драфт. В течение 24 часов его может забрать любой клуб НХЛ. Предложив ту же зарплату. Я понятно объясняю?

- Вполне.

- А молодых можно тасовать. Поэтому у сына был такой контракт с "Финиксом" - если не подходит главной команде, имеет право вернуться в Россию. Когда в НХЛ увидят, что готов, - смогут забрать обратно. Прошлый сезон Виктор отыграл в "Северстали". А сейчас так проявил себя в тренировочном лагере "Финикса", что руководство сказало - мальчик близок к основному составу.

- Сын - парень с характером?

- Да. Он очень талантливый. Это от Бога. Было безумно приятно, когда сына признали лучшим нападающим на молодежном чемпионате мира. Борис Майоров его хвалил. Борис Александрович игру чувствует тонко. Виктор едва ли не с рождения был при хоккее.

- Благодаря вам?

- Благодаря жене. Работая в "Сан-Хосе", много времени я проводил в офисе. Вите было пять лет. Жена привозила его во дворец "Шаркс" - а в те годы там катались только игроки клуба. Так что лед почти целый день пустовал. И вот сын оттуда не вылезал. Я мог отлучиться из офиса на часок, чтобы с ним покататься. Потом жена с дочкой надевали коньки и играли с Витей. Но хватало их ненадолго. А у меня еще продолжался рабочий день, - в итоге сын каждый день проводил на льду часов по шесть.

- Как же, наверное, он ненавидел хоккей.

- Ошибаетесь. Ему это было в радость. Заниматься хоккеем его никто не заставлял. Все началось в Финляндии. Детей дома одних не оставишь, поэтому жена брала их с собой на все матчи. Двухлетний Витя сидел у нее на коленях, смотрел хоккей. И после этого у него появилась одна-единственная мечта - стать хоккеистом.

- Подружка у Виктора есть?

- Да, уже несколько лет встречаются. Хорошая девочка. Зовут Женя. Она дизайнер в компании Еаston, которая производит хоккейные шлемы.

- Нравится вам выбор сына?

- Очень. На такие отношения приятно смотреть.

***

- Чем нынешний "Авангард" отличается от всех команд, которые раньше были в вашей жизни?

- Подбором игроков. Тут настоящие звезды. Такое было у меня разве что в "Сан-Хосе Шаркс", когда собрались Макаров, Ларионов, Озолиньш, Ирбе. А в Финляндии я работал в клубе с крошечным бюджетом. Свои ребята росли и попадали в сборную.

- В "Авангарде" вам не приходится объяснять азы. Кайф для тренера?

- Азы надо объяснять непременно - если хотим играть по системе. Многие звезды пытаются играть по-своему. Их нельзя заставить - но можно убедить. Со звездами интересно работать - они не теряют шайбу.

- Кто-то недавно сказал про вас - Василий Викторович стал гораздо мягче по сравнению с временами в ЦСКА.

- Знаете, я жестко работал в Финляндии. Но в "Авангарде" уже есть один жесткий тренер - второго не требуется. Я действительно стал мягче. Понимаю, почему вы вспоминаете ЦСКА. Тогда было много раздуто на ровном месте. Придумано. У меня были замечательные отношения с Колей Прониным, капитаном команды. Андрей Мухачев сразу переехал в Омск, стоило мне здесь оказаться.

- Конфликтовали вы не с Мухачевым и Прониным, а с Жердевым.

- Жердев? Обратите внимание: он приходит в клуб и первый год играет здорово. На второй его приходится заставлять. А заставлять нет смысла. В ситуации, когда Жердев покинул ЦСКА, необходимо было кого-то сделать крайним. Выбрали меня.

- Что ж тогда мама Жердева говорила в интервью: "Если б не Василий Тихонов, сын играл бы в России. Его выпихнули из ЦСКА". Это так?

- Да не было ничего такого. Просто все делалось, чтоб Жердев уехал в Америку. И не стоило его держать за уши. Хочет - пусть едет.

- Вы после встречались?

- Сколько раз проходил мимо друг друга, кивали. Здоровались. Мне был очень неприятен этот слух - будто я в ЦСКА не ладил с игроками. Вообще-то я очень коммуникабельный, и во всех командах у меня с хоккеистами были великолепные отношения. Разве что в Финляндии однажды пришлось поставить на место Арто Яванайнена.

- Это кто?

- Лучший бомбардир в истории финской лиги, за карьеру набрал 700 с лишним очков. Как-то мы проигрывали 0:5, и на скамейке Арто сказал мне что-то резкое. Я на неделю убрал его в запас. "Теперь, - говорю, - у тебя будет время подумать. Отдохнешь и решим, что делать дальше". Потом приходит: "Тренер, извините, я был не прав". - "Хорошо. Но в первом звене место ты уже потерял. Начнешь с четвертого".

- А он?

- "Нет проблем", - отвечает. Хотя представляю, какой для него это был удар по самолюбию. Но отыграл шикарно, и уже в следующем матче я, конечно, вернул Яванайнена в первую тройку. Вот это мужик - уважаю таких! С Арто до сих пор тепло общаемся, когда приезжаю в Финляндию. Он работает то ли в банке, то ли в страховой компании.

- Хоккеисты - народ суеверный. Например, защитник "Авангарда" Денис Куляш перед игрой клюшки в туалет ставит.

- Да? Не замечал, пусть Денис держит клюшки где угодно - лишь бы забивал. У него колоссальный потенциал, уверен, он может играть еще сильнее. А вот у меня никаких примет нет. И у отца тоже.

- Вы сегодня ассистент. Лучший второй тренер, которого знаете?

- Прекрасным вторым тренером при Скотти Боумэне выглядел Бэрри Смит. Вообще Смит - чудесный человек. А мне в нынешней работе очень помогает то, что я работал главным. Все делаю, чтоб Раймо не отвлекался на пустяки.

- У вас никогда не было возможности стать главным тренером в НХЛ?

- Нет. У двух европейцев, Глинки и Сухонена, не пошло. В 95-м меня назначили главным тренером фарм-клуба "Сан-Хосе" - "Канзас-Сити". Между прочим, оказался первым европейцем, который возглавил профессиональный клуб Америки. Но год спустя в НХЛ решили разорвать все отношения с Интернациональной хоккейной лигой. Та становилась конкурентом.

- "Канзас-Сити" расформировали?

- "Сан-Хосе" создал новый фарм - в штате Кентукки. Там хоккея прежде вообще не было. Съездил я туда, посмотрел - и понял: семью перевезти не смогу. И отказался.

- Почему не смогли?

- Никаких условий для тренировок сына. А Виктору надо было каждый день работать на льду по своей программе. Больше главным тренером в НХЛ я стать не мог. Ассистентом - хоть завтра.

- Почему работать главным тренером в КХЛ - не ваша мечта?

- А я буду им работать.

- Когда же?

- Предложения поступают каждый сезон. И в прошлом году звали, и в позапрошлом. Лично выходил один губернатор, когда я приехал на Новый год к родителям. Но тогда не мог согласиться. А пока в Омске меня все устраивает. У "Авангарда" все есть для большого успеха. Думаю, наш хоккей людям нравится - он агрессивный.

***

- В газетах писали, что в Финляндии вы были самым высокооплачиваемым тренером.

- Едва ли. Мне платили хорошо, но на уровне тех клубов, в которых работал. Сумманен получал наверняка больше.

- Почему?

- Тренировал "Йокерит" и ХИФК, команды из Хельсинки. Там бюджет был в пять раз выше, чем наш.

- Умение торговаться - ваша черта?

- Это вы о чем?

- О контрактных тонкостях.

- О, да! К контракту я очень серьезно отношусь!

- Самая необычная контрактная история в вашей биографии?

- Я был главным в "Канзас-Сити", а основной состав "Сан-Хосе" повалился. Набрали новых хоккеистов, не давали толком играть Ларионову и Макарову. Сломали замечательное звено. В конце концов, уволили главного тренера Кевина Константина. Команда не попала в плей-офф. В этот момент мне присылают новый контракт на подпись.

- Здорово.

- Но мне так не показалось. Посмотрел я на него - и отправил агенту: требуй повышения условий. Наш-то "Канзас" прилично смотрится. Проходит неделя, вторая - ответа нет. Звоню агенту: что происходит? Тот отвечает - генеральный менеджер Дино Ломбарди со мной даже разговаривать не стал. Прошел еще месяц, у "Сан-Хосе" дела совсем плохи. Я тогда поднял телефонную трубку и напрямую позвонил Ломбарди. "Что случилось?" И слышу в ответ: "Я тебя не могу понять. У нас увольнения, лишь тебе и еще одному человеку во всей системе клуба предложен новый контракт. И ты еще торгуешься?!"

- Было над чем задуматься.

- Я думать не стал, говорю - присылайте мне сейчас же этот контракт, я не глядя подпишу. Безо всяких агентов. В ту минуту мне было очень приятно - понял, что делаю все правильно. Деньги уже значения не имели. Сколько дали, столько дали. Ассистенты тогда много не зарабатывали.

- У Шварценеггера - девять адвокатов. Сколько у вас?

- Одновременно работало пятеро. Сегодня один юрист, который ведет дела семьи. Мне скорее нужен финансовый советник.

- Финский язык вы учили по собственной системе - и добились невероятных успехов.

- Финский язык - сложнейший, это факт. Я вам расскажу, как очутился в Финляндии - и вы все поймете. Работал тренером юниоров рижского "Динамо". Побратимом Риги был финский Пори, команды ездили друг к другу на товарищеские матчи. "Эссет" против "Динамо". Финнам понадобился тренер для юниоров - предложили мне годовой контракт. Тут же рижское "Динамо" предлагает стать вторым тренером. Что делать?

- Звонить отцу.

- Так и сделал. 90-й год, еще шел чемпионат Союза. И Виктор Васильевич сказал: "В Финляндию ехать не надо. Работал с юниорами, чего-то добился. А в Риге получаешь шанс работать с мужиками, надо за него хвататься. Не упусти".

- Поступили наоборот?

- Отправился в Пори просто посмотреть - но нас с женой настолько тепло принимали, что решили остаться. Команда была в отпуске, и я сказал - первое время буду жить в Финляндии без семьи.

- Почему?

- Мне нельзя было рядом слышать русскую речь. Два с половиной месяца жил один. Для меня после Советского Союза все, происходившее вокруг, было культурным шоком. У меня в кармане лежали ключи от квартиры, машины, немного денег - и все. Ездил в автомобиле всегда с включенным радио. Домой возвращался - сразу к телевизору, пытался хоть по слову вычленять из этой речи. Задача была - выучить десять слов в день. Где-то прочитал: если 500 выучишь - сможешь объясняться. Зубрил - и пошло. Финны любят, когда иностранцы учат их язык - никто в Европе, кроме шведов, их понять не в состоянии.

- Работа у вас ладилась?

- Задачу мне поставили - попасть с юниорской командой в восьмерку. Я дал финнам такие тренировки, которых они не знали. Через полтора месяца вышли на первое место. А взрослая команда буксовала. Проиграла подряд четыре матча, пропустила четырнадцать шайб. И вызывает руководство: "Решили доверить тебе первый состав".

- Сколько вам было?

- 32 года. А в команде - 38-летние. Серьезные мужики, бывшие игроки сборной. Я отказался. Через год, говорю, буду к этому готов, но не сейчас. Однако меня убедили: если клуб вылетит из высшей лиги, то обанкротится. Все равно останешься без работы. Больше у тебя шанса не будет. За неделю до этого "Йокерит" принял Борис Майоров. Затем приехали Богданов и Юрзинов-старший.

- Решились?

- Да. Два года подряд были в четверке. Пятеро моих хоккеистов сразу попали в сборную Финляндии.

***

- Представим, что ваш путь в НХЛ начинался заново - какую ошибку точно не повторили бы?

- Очень хороший вопрос. Возможно, я бы все-таки получил шанс стать главным тренером в команде НХЛ, задержись в фарме еще на пару лет. Да я бы и остался там, работал бы спокойно, если б он располагался в городе, где есть большой хоккей. А в Кентукки до него никому дела нет. О чем говорить, если в хоккейной школе тренировки проходят раз в две недели?!

- Что там любят?

- Скачки. Больше ничего.

- Как вы думаете, российский тренер когда-нибудь возглавит клуб НХЛ?

- Никогда! Ассистентом возьмут. Но не главным. Американцы не верят в европейских тренеров - даже в тех, которые выиграли Олимпиаду или чемпионат мира. Для них это ничего не значит. Лига закрытая и очень консервативная. К тому же там полно своих тренеров. Есть еще одно условие.

- Какое?

- Надо пройти все ступеньки - играть в НХЛ, поработать ассистентом, принять фарм-клуб… Я не вижу человека, который на это способен. Хоккеисты нынче получают большие деньги. Контракт тренера этого не предполагает. А ребята уже привыкли к определенному уровню жизни. Кто захочет за маленькую зарплату снова мотаться по городам, не вылезать из самолетов? Да и какой смысл генеральному менеджеру рисковать, доверяя клуб русскому тренеру? Ведь если не получится, место потеряют оба. Сколько примеров, когда генерального менеджера увольняли за какой-то прокол и он уже не мог устроиться на эту должность. Приходилось работать скаутом. Почти в каждом клубе НХЛ найдется хотя бы один скаут, который раньше был генеральным менеджером.

- Вы помогали в индивидуальной работе многим игрокам. Кто запомнился?

- Особенно интересно было в "Сан-Хосе" с Макаровым и Ларионовым. Я смотрел - любой тренер сам мог у них учиться. Прекрасный контакт был с Озолиньшем. Он ведь из моих юниоров.

- Многие думали, что вы - его агент.

- Когда Латвия получила независимость, за Сандисом приехали люди из "Шаркс". Озолиньш направил их ко мне в Финляндию: "Если Василий скажет, что мне надо ехать, - я с вами. Ему верю". Вот американцы и решили, что я - агент.

- Что ответили?

- Что Сандису еще немножко стоит поиграть в Латвии. "Он будет великим мастером, но дома ему будут прощать ошибки. А в НХЛ просто урежут игровое время". Люди из "Шаркс" согласились - Озолиньш уехал через полгода.

Много я работал и с Элом Айэфрети. В 1993-м на Матче звезд он выиграл конкурс на самый мощный бросок, запустив шайбу со скоростью 105,2 мили в час (168,32 км/ч. - Прим. "СЭ"). Рекорд держался 16 лет, пока в прошлом году его не перекрыл словак Здено Хара. При этом не забывайте, играл-то Эл еще деревянной клюшкой. Бросок у него действительно был убойный. А вот со здоровьем - беда. Только на одном колене перенес пять операций, вырезаны все мениски, болела спина. В "Сан-Хосе" пришел уже на излете карьеры. Но вкалывал на тренировках как проклятый.

Или Тони Грэнато - знаменитый в прошлом нападающий, ныне главный тренер "Колорадо". Шайбой в игре ему сломали челюсть. Вставили шину, рот открывался лишь настолько, чтоб через трубочку мог кашу поесть. На тренировках сразу задыхался, но все равно продолжал пахать. Делал все, чтобы не растерять форму.

- А в вас шайба попадала?

- Не без этого. В НХЛ тренер без щитков на лед не выходит. Я надевал судейские. Площадки маленькие, другой радиус бортов - никогда не знаешь, куда отскочит шайба… Я поражался, как пахали Айэфрети, Грэнато. А потом понял, что в этом нет ничего удивительного. По крайней мере для Америки. Бывало, в отпуске заглядывал во дворец, где играет "Шаркс", и всегда видел шесть-семь ветеранов. Крутят велосипед, тренируются со штангой. Их никто не заставляет - сами приезжают и работают. К началу сезона хотят быть в порядке.

- Вы и с тафгаями работали. Своеобразная публика?

- Отношусь к этим ребятам с огромным уважением. 90 процентов из них - замечательные люди. Занимаются благотворительностью, помогают больницам и детским домам. Меня в "Шаркс" жизнь свела с Марти Максорли, который много лет был телохранителем Гретцки. Приятный парень, добрый, порядочный. Ужасно жаль, что на Марти повесили всех собак - за тот удар клюшкой. Он заслуживал другого ухода из хоккея. (Максорли врезал клюшкой по голове Дональду Браширу, заработал рекордную на тот момент дисквалификацию на 23 матча, что и поставило крест на его карьере. - Прим. "СЭ").

- Какой бой тафгаев не забудете никогда?

- Помню эпизод в "Канзас-Сити". Одно время мне на скамейке помогал генеральный менеджер. Матч едва начался, а мы уже получили три шайбы. И он говорит: "Надо встряхнуть команду". - "Как?" Тогда для меня это было в диковинку. "Меняем вратаря и выпускаем всех бойцов. Пусть подерутся". Главное, сработало! Под это дело остальные завелись - и мы в той игре вырвали победу.

- Вы много общались с Гретцки. Что за человек?

- Удивительно приятный в общении. Интересный тренер, кстати говоря, - я бывал на его занятиях. Окажись у него помощники посильнее, все у "Финикса" могло сложиться иначе.

- Необычные тренировки?

- Честно говоря, в НХЛ тренировки всех клубов похожие.

- Долгие?

- Не больше часа - зато в ураганном темпе.

***

- Когда-то "Сан-Хосе" присылал за вами в Пори частный самолет…

- Звучит красиво. Но было не совсем так. Я работал в "Эссете", оставался год контракта. А меня пригласили в "Сан-Хосе". "Спасибо, - ответил, - но контракт должен отработать до конца. Не могу подвести людей". Вскоре звонок: "Руководители "Шаркс" сейчас в Европе просматривают игроков, желают с тобой встретиться. Готовы прилететь в Финляндию". - "Ради бога". А Пори - городок с населением 90 тысяч человек, маленький аэропорт, принимающий исключительно финские рейсы. Когда там приземлился частный самолет, расписанный в цвета "Сан-Хосе" с акулой на борту, это произвело фурор. На борту был и владелец клуба - мультимиллионер Джордж Ганд Третий. Мы мило пообщались, наутро они улетели. А в 93-м я отправился в Штаты.

- У вас в жизни были тысячи перелетов. Самый тяжелый год в этом смысле?

- Первый сезон в "Шаркс". Это сегодня все клубы НХЛ пользуются чартерами. Причем паспортный контроль и досмотр проходишь еще во дворце, после чего садишься в автобус, который подвозит прямо к трапу. А в 93-м летали рейсовыми самолетами. Постоянно таскаться с баулами в аэропорт - это такая мука! Как-то в декабре была сумасшедшая поездка, в которую пришлось брать кучу вещей. Летели по маршруту Сан-Хосе - Лос-Анджелес - Даллас - Тампа, где была жара под тридцать градусов. Оттуда в Нью-Йорк, а там - минус 15. Дальше - Эдмонтон и Калгари, где вообще минус 25. Так за одну поездку мы и в шортах походили, и в дубленках.

Еще тяжеловато было в фарме. Там летали мало, зато на автобусах наездился на годы вперед. Кстати, именно в ИХЛ я встретил самый странный Новый год.

- Расскажите.

- Мы проводили на выезде три игры в разных городах Восточного побережья - 31 декабря, 1 января и 2-го. В Рождество там не играют. А вот назначить матч на 31 декабря - это нормально. Посмотрят люди хоккей - и идут праздновать. А мы пилим в автобусе всю ночь. Смотришь на часы и думаешь с грустью: "О, вот и Новый год наступил..."

- Шампанское-то хоть махнули?

- О чем вы?! Какое шампанское, если завтра игра?! А утром еще надо потренироваться. В Америке невозможно представить, чтоб игрок подвыпившим явился на тренировку.

- Даже в фарме?

- А там - и подавно! Юниорам пить некогда. Нужно пахать, чтобы их заметили и дали шанс в НХЛ. Это не только почет, но и возможность заработать. Ведь до 17 лет за обучение хоккеиста платят родители. И немало.

- А конкретнее?

- Я, допустим, вложил в сына более полумиллиона долларов. Тренировки, переезды - за все платишь сам.

- И сколько стоит тренировка?

- Около 40 долларов. В Америке нет такого, как у нас: клуб, а при нем юниорская команда. Виктор играл в клубе "Черные ястребы". Там все начиная от президента - волонтеры, то есть работают бесплатно. А у тренера в этой команде обязательно играет сын, иначе зачем ему тратить время? Тренировки проходят на том катке, где найдется свободный лед. То до него нужно ехать 50 километров, то 100. Жена семь лет возила сына на игры и тренировки. За это время накрутила на машине 200 тысяч километров. Выработала полный ресурс нашей "Хонды".

- У вас есть американский паспорт?

- Да. Я человек основательный. Теперь мне работать проще. Я знаю, что в Америке дом, семья и дети устроены. А сначала… Первый мой контракт с "Сан-Хосе" был небольшим - 80 тысяч долларов в год, минус 40 процентов налоги. Я не чувствовал себя защищенным. Не дай бог выгонят - куда ехать? Советский Союз развалился. Поэтому сразу подал документы на green-card. А потом паспорт получил. Удобно. Передвигаешься по миру безо всяких виз.

- Когда-то вы перевозили из Японии в Сан-Хосе пятидесятилетние сосны. Прижились?

- Вы ошиблись - эти сосны привозились совсем маленькими. Выращивались в Калифорнии, а уж мы с дизайнером выбирали их на плантациях. У меня на участке японский сад. Вообще по западному побережью от Лос-Анджелеса и Сан-Франциско до Ванкувера живет много японцев. Эта культура прижилась. В Сан-Франциско фантастические японские сады. А около моего дома в Сан-Хосе и водопады, и клены…

- Что в вашем доме главный предмет гордости?

- Коллекция оружия.

- Ого. И какое предпочитаете?

- Французское - 1840-х годов. И Первой мировой войны. Много читаю об истории оружия. У меня есть очень любопытные экземпляры. Например, шесть маузеров. У двух - позолоченные курки. Выпустили такие маузеры в 30-е годы как подарочный вариант. Их всего 300 штук, два - у меня. Причем покупаю только те, где совпадают номера на каждой детали. Немцы делали такие. Маузер ведь можно разобрать, как конструктор Lego. Есть у меня, конечно, и российское оружие. Пистолет ТТ 1945 года, наган. Другое направление - браунинги. В основном бельгийские. Но там на деталях помимо номеров должны совпадать еще и буквы. Как-то купил два браунинга. Один 1940 года - "Хай Пауэр" называется. В идеальном состоянии. А другой изготовлен на том же заводе, но год спустя, когда Бельгию оккупировали нацисты. Шла война, и оружие старались производить быстро. Это чувствуется моментально.

- В чем разница?

- Обработка совсем иная. Второй пистолет сделан более грубо. Из последнего пополнения коллекции - винчестер, которому 110 лет. Прицел у него крепится сбоку, что позволяет увеличить дальность выстрела. Напоминает снайперскую винтовку. Купил в Америке у знакомого коллекционера. Он уже в возрасте, и всю жизнь собирает винчестеры конца ХIХ - начала ХХ века. Стоят они от 50 до 100 тысяч долларов. Некоторые даже поднять тяжело - к примеру, те, что выпускали для охоты на слонов или гризли. Их же с одного выстрела надо уложить. Такое количество оружия, как дома у этого деда, больше ни у кого не видел.

- Зачем он вам продал винчестер?

- Вот и я спросил о том же. Он ответил: "Понимаешь, я достал такой же. Но у тебя выпущен в 1903 году, а мой - в 1885-м. Твой в лучшем состоянии. Но этот - для меня дороже. Считается уже антикварным". К слову, свой винчестер я всегда могу выставить на аукционе - и спокойно отбить затраты.

- Как вы достаете оружие?

- Езжу на "Ганшоу". Это оружейная ярмарка, которая раз в месяц проходит в разных штатах - Калифорнии, Аризоне, Неваде. Представьте площадку размером с каток. Люди там за место платят 85 долларов и раскладывают на столах оружие всех видов. И вот ты ходишь, выбираешь, договариваешься о цене. Правда, если узнают, что живешь в Калифорнии, могут и не продать.

- Почему?

- Это самый строгий штат в том, что касается покупки оружия. Каждое необходимо зарегистрировать, сдать отпечатки пальцев. Помогают специальные дилеры, которые связываются с полицией. После того как собрал все бумаги, отправляешь их в столицу штата - Сакраменто. И ждешь разрешения.

- Где храните оружие?

- Дома специальный сейф. Ростом с человека и весом 700 килограммов.

- С чего началось увлечение?

- У меня приятель работал в полиции, наши дети с пяти лет в одном звене играли. Вместе с коллегами он часто приглашал на полицейское стрельбище. Они привозили свое оружие плюс то, что осталось от родителей - карабины, старинные с особыми пулями. Стрелять мне нравилось, но вскоре захотелось иметь что-то свое. Сперва за 400 долларов приобрел новый револьвер "Ругер". Так и втянулся. Впрочем, современного оружия у меня мало.

- Есть что-то, что очень хотите, но пока не можете себе позволить?

- Автомат времен Первой мировой. В Калифорнии запрещено автоматическое оружие. А вот, допустим, в Аризоне таких ограничений нет.

- Но это же не повод для переезда.

- А вдруг сын будет долго играть в "Финиксе"?

- У Виктора Васильевича, кажется, тоже есть ружье?

- И очень красивое - с инкрустацией, в чеканке. Таких ружей когда-то выпустили всего два. Одно подарили Ельцину, другое - Виктору Васильевичу. Но для стрельбы оно не пригодится.

"Спорт-Экспресс"

 
Обсудить последние хоккейные новости можно на нашем форуме



АКТУАЛЬНО

МОЛОДЕЖНЫЙ
ЧЕМПИОНАТ МИРА-2020


КУБОК
ПЕРВОГО КАНАЛА


ЛЕНТА НОВОСТЕЙ
РЕКЛАМА
Посещения

TopList
 


Яндекс.Метрика