TopList

SpyLOG





RUSSIAN-HOCKEY.RU Турнир прогнозистов Лента новостей

Текущее время: 2019, Июль, 16, 14:08

Часовой пояс: UTC + 3 часа

Любовные романы читать бесплатноФантастика читать бесплатноБиблиотека, бесплатно читать книгу

Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 445 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 18  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Ыстория.
СообщениеДобавлено: 2007, Март, 18, 16:37 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Штурм Иводзимы.

Изображение

Начнем с географии, Иводзима не часть Филиппинского архипелага а самостоятельный остров считавшийся японцами частью Японии и никогда не принадлежавший какой-либо европейской державе. Остров является вулканическим, на юге возвышается собственно вулкан Сурибати, центральную и северную занимает плато резко обрывающееся к побережью. Часть территории острова занимают поля вулканического пепла вязкие и довольно труднопроходимые даже для пешехода. Северное плато сложено каменистыми породами и пересечено расщелинами и небольшими гребнями.

На острове продолжается вулканическая деятельность выраженная выбросами сернистых испарений. Северное побережье острова каменистое и изобилует скалами и рифами. Южное представляет собой ровные, свободные от скал пляжи и поднимается образуя несколько террас сформированных ветром и волнами. Остров лишен удобных гаваней, а побережье характеризуется сильным прибоем. Остров засушлив и лишен густой растительности и значительных источников пресной воды. Японцы использовали дождевую воду накапливаемую в выдолбленных в скалах цистернах, при ее недостатке воду подвозили танкерами или использовали опреснители.

Подготовка острова к обороне началась в 1944 году, японцы планировали использовать Иводзиму чтобы как можно дольше задержать американцев и выиграть время для подготовки обороны метрополии.Для выполнения этой задачи в начале июня 1944 года был избран генерал Курибаяси, которому была поставлена задача превратить остров в неприступную крепость способную выдержать любую атаку. Генерал в 30-е годы побывал в США и хорошо представлял с кем ему придется иметь дело. Позднее он он командовал кавалерийской бригадой, а 41-43 был начальником штаба 33 армии.

В июле 44 с острова было эвакуировано местное население и начаты фортификационные работы. Курибаяси начал подготовку системы тоннелей и подземных укрытий поскольку опыт предыдуших боев показал, что наземные постройки не в состоянии выдержать интенсивной бомбардировки. Специально для этого были вызваны инженеры из Японии. Строительство сильно облегчалось тем фактом что из смеси вулканического пепла изобилующего на острове с цементом получался отличный бетон. К концу года остров был покрыт развитой системой тоннелей, бункеров и ДОТов. Система была достаточно надежной, чтобы налеты американской бомбардировочной авиации в конце 44-го практически не наносили ущерба обороне острова. Толщина перекрытий достигала 10 футов. Общая протяженность системы тоннелей которые были готовы к началу сражения составлял 11 миль. Командный пункт Курибаяси располагался на северной оконечности острова на глубине 75 футов.

Также на остров подвозилась артиллерия. К концу 44 года Курибаяси располагал: 361 орудиями калибром 75 мм и более, дюжиной 320 мм мортир, 65 средними (150мм) и легкими (81мм) минометами, 33 морскими и 94 зенитными орудиями калибром от 75 мм и более. Кроме того имелось более 200 20...25 мм зенитных пушек и 69 37...37 мм противотанковых орудий. Также в его распоряжении было 22 танка.

Окончательный план Курибаяси выглядел следующим образом:

1.Артиллерия не должна обнаруживать своих позиций и вступать в бой на стадии подхода и высадки десантных подразделений;
2.Десантирующие войска не должны встретить сопротивления на берегу;
3.Как только противник продвинется на 500 ярдов в глубину острова на него должен обрушиться сосредоточенный огонь стрелкового оружия и артиллерии;
4.После нанесения максимальных потерь нападающим артиллерия должна быть отведена на запасные позиции;

Целью американской стороны был захват острова для обеспечения базы действия дальней бомбардировочной авиации против территории Японии.

Подготовка операции по захвату острова началась 7 октября 1944. Командующим был назначен 62-летний генерал Смит. Для высадки предназначались 3,4 и 5 дивизии морской пехоты. Две первые уже имели опыт боевых действий, причем в момент начала планирования 3-я непосредственно вела бои на Гуаме, в силу этого ее планировалось держать в резерве. 5-я дивизия была свежесформированной и в боях ранее не участвовала.

С 8-го декабря 44 года были начаты регулярные бомбардировки острова. Однако построенная японцами система укрытий оказалась достаточно эффективной, тем более японцы ее активно ремонтировали. Аэрофотосъемка проведенная накануне высадки не выявила значимых разрушений японских укреплений. Американское командование с раздражением констатировало что за время бомбардировок оборона острова не только не была ослаблена но даже усилилась благодаря активным действиям японцев. И объяснялось это отнюдь не недостаточной активностью американской авиации. Только за период с 1 по 16 февраля на остров было сброшено более тысячи тонн бомб и около тысячи баков с напалмом. Основной причиной стойкости японских фортификаций можно признать их подземный характер, который как повышал их устойчивость так и способствовал их необнаружению.

Поскольку авиация оказалась неэффективной было принято решение провести усиленный обстрел острова морской артиллерией. Артподготовка проводилась три дня (16-18 февраля) и для нее были привлечены 6 линкоров, 4 тяжелых крейсера, 1 легкий крейсер, 16 эсминцев. Обстрел велся в дневное время с 8 до 18 часов, на ночь корабли отводились в открытое море. Накануне высадки к острову были направлены разведывательные отряды для определения состояния побережья. Катера попали под японский обстрел и американцы понесли первые потери. Также были отряжено около сотни боевых пловцов для осмотра подводной части и разрушения заграждений. Все кроме одного из них вернулись целыми и невредимыми. По предварительной оценке американского командования ожидаемые потери при штурме Иводзимы должны были составить порядка 15.000 человек (совместно убитыми и ранеными), то есть около 25% численности атакующей группировки.

Утром 19 февраля 4-я и 5-я дивизии морской пехоты начали десантную операцию. Под прикрытием авиации и морской артиллерии первые волны атакующих десантировались на побережье южной части острова между 8 и 9 часами утра. Высадку затруднял тот факт, что пропитанный водой вулканический пепел под ногами и гусеницами мгновенно превращался в жидкую грязь в которой вязли люди и техника. В 9-30 когда пехота начала продвигаться вглубь острова японцы открыли по ней плотный пулеметный и минометный огонь. Первые танки поддержки удалось высадить только в 10 часов причем 4 из 16 машин намертво застряли в грязи на побережье. Высадка танков второй волны прошла успешнее однако развить ими наступление вглубь острова не удалось из-за особенностей рельефа местности и японских минных полей.

К концу дня десантные части закрепились на побережье южной части острова. В отличие от других десантных операций японцы не пытались сбросить их в море контратаками а ограничились интенсивным огневым боем, нанесшим десантникам весьма тяжелые потери. Общее число высаженных в первый день войск составило 30.000 человек. В период с 20 по 23 февраля морская пехота вела бои за вулкан Сурибати, господствующий над южной частью острова, к концу 23 числа на его вершине был водружен флаг (запечатленный на известных фотографиях). Параллельно с этим предпринимались попытки продвинуться на север где располагались основные японские силы.

Начиная с 21 февраля началась высадка на остров частей 3-й дивизии до того находившейся в резерве.Японцы по прежнему избегали "банзай-атак" предпочитая действовать артиллерией. 24 февраля американцы приступили к восстановлению взлетно-посадочной полосы на захваченной части острова. Работы велись несмотря на залетавшие японские снаряды и обстрел японских снайперов. В этот же день была завершена высадка сил 3-й дивизии.

К концу первой недели боев американцы заняли весь юг острова и овладели аэродромом. В руках японцев осталось скалистое плато на севере. Плато и так отличалось сложным рельефом а после бомбардировок и обстрелов морской артиллерией и вовсе стало напоминать лунный ландшафт. В сочетании с испарениями сернистых газов это создавало совершенно жуткую картину, которую один из участников сравнил с иллюстрациями Доре к "Аду" Данте.

В течение следующих дней американская пехота медленно продвигалась на север отвоевывая буквально по сотне метров. Ночью с 3 на 4 марта японцы предприняли первую контратаку, которая была отбита ценой больших потерь. Однако к этому моменту потери самих японцев достигли критической величины. По оценке самого Курибаяси 3 марта у него осталось всего 3.500 бойцов. Он лишился почти всей артиллерии и танков, а также 65% офиценского состава. Об организованном сопротивлении больше говорить не приходилось, сражались отдельные изолированные группы и небольшие подразделения. Несмотря на это воля к сопротивлению была высока, в плен никто не сдавался.

6 марта американцы решили испробовать новую тактику и провели внезапную ночную атаку высоты 362С увенчавшуюся полным успехом. Однако при попытке повторить успех на следующую ночь другое американское подразделение попало в засаду и 36 часов сражалось в окружении. Тогда же впервые в практике боев на Тихом океане было произведено пополнение сражающихся дивизий. 7.188 человек были добавлены к трем дивизиям морской пехоты. К вечеру 9 марта американские части вышли к северному побережью острова, что означало выполнение формально поставленной задачи - Иводзима была взята, хотя отдельные очаги сопротивления еще сохранялись. К 19 марта единственным очагом сопротивления оставался бункер генерала Курибаяси. 17 или 18 числа генерал послал императору извинения за то что не смог удержать остров и прощальное стихотворение. В ответ он был повышен в звании до полного генерала. К 24 марта американцы выжгли огнеметами все остававшиеся японские укрепления.

В ночь с 25 на 26 от 200 до 300 японцев предприняли последнюю атаку, скрытно просочившись в расположение американских войск они атаковали тыловой лагерь и полевой госпиталь. В бою широко использовалось холодное оружие и гранаты. Несмотря на произведенный переполох, офицерам 5-го саперного батальона удалось организовать сопротивление, развернув своих подчиненных в боевой порядок и блокировав атакующих. В бой вступили все кто мог носить оружие, включая аэродромных техников, моряков и санитарный персонал. Чуть позже подошли морские пехотинцы и даже несколько танков. К утру бой затих. На месте атаки осталось 262 японских трупа, 18 человек было захвачено живыми. Также на поле боя было собрано 40 мечей. Согласно легенде атаку возглавлял лично генерал Курибаяси. Американские потери составили 53 убитых и 119 раненых. 27 марта начался вывод войск с острова. Практически весь японский гарнизон был физически уничтожен. В плен было взято 111 человек из которых только 67 японцев, а остальные - корейские рабочие копавшие тоннели. Общие потери американцев оценены в 26.000 человек, убитых около 7.000.

Это вольный пересказ одной англоязычной книжки, взято отсюда.
http://twow.ru/forum/lofi/index.php/t3095-300.html

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Март, 18, 21:20 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2006, Февраль, 18, 3:15
Сообщения: 4771
Откуда: New Jersey
Так сколько японцев обороняли остров?

_________________
"There are no unbeatable odds, there are no believable gods" (Ozzy Osbourne)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Март, 18, 23:52 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
22 тысячи.

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Март, 19, 3:13 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июль, 01, 21:39
Сообщения: 6248
Откуда: Sazka-Arena Praha
Интересно....так все подробно написано.....японцы, конечно, орлы....

_________________
Не бейте хоккеистов,они играют как умеют.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Март, 19, 3:15 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Фанатичны, конечно, но всосали по полной.

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Март, 20, 5:11 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Подписка о невыплате
Любой выигрыш держателей советских облигаций оборачивался проигрышем для создателей финансовой пирамиды займов из ЦК КПСС и Совета министров СССР

50 лет назад, 19 марта 1957 года, Президиум ЦК КПСС принял решение о прекращении выплат по облигациям внутренних займов, на которые годами заставляли подписываться все население СССР, кроме детей. Историю крупнейшего советского дефолта восстановил обозреватель "Власти" Евгений Жирнов.

Дефолт и советская власть стали близнецами-братьями вскоре после захвата большевиками власти. Теперь уже мало кто помнит, что основатели первого в мире пролетарского государства, взяв рычаги власти в свои руки, аннулировали все долговые обязательства царского и Временного правительств декретом ВЦИК от 21 января 1918 года. Внешний долг Российской империи и сменившей ее буржуазной республики, по разным расчетам, оценивался от 8 млрд до 21 млрд рублей. Внутренний долг имел вполне сопоставимые размеры -- не менее 11 млрд. Один лишь "Заем свободы", выпущенный Временным правительством, обошелся освобожденным от царизма гражданам в 3,046 млрд рублей.

Однако попытка начать финансовую историю нового государства с чистого листа закончилась тяжелыми проблемами для советской внешней торговли и дипломатии, ведь страны-кредиторы пытались вернуть утраченное не один десяток лет. Соединенные Штаты, к примеру, до 1933 года отказывались признавать СССР, требуя взамен признания возвращения дореволюционных долгов, и установили дипломатические отношения лишь после получения завуалированного от глаз других кредиторов возмещения в виде повышенных выплат по новым займам. Французы избрали иной метод -- в обеспечение выплаты долгов бессчетное количество раз арестовывали имущество, принадлежащее правительству Союза или советским госорганизациям. Время от времени красным внешторговцам становилось в Париже настолько тяжко, что вести дела с французскими фирмами приходилось торгпредству СССР в Берлине. И только переход власти в Германии в руки нацистов заставил французов на время позабыть об утраченных деньгах. Все остальные страны, обжегшись на царских долгах, перестали верить России, и Госбанку СССР приходилось переправлять за рубеж тонны золота, которым обеспечивались поставки крайне необходимого советской промышленности оборудования. Этот урок не прошел даром, и впредь в Кремле относились к обслуживанию внешних долгов с должным почтением, которое, правда, ни в малейшей степени не распространялось на отношение к долговым обязательствам перед собственным населением.

Народы красной России оказались на редкость доверчивыми и забывчивыми. В погоне за сиюминутной выгодой они уже в 1922 году забыли о дефолте, случившемся четырьмя годами раньше. Первый послереволюционный "Хлебный заем" обещал гражданам, оплатившим его облигации, выплату в пудах зерна. И толпы переживших голод горожан и крестьян выстроились в очереди за зерновыми обязательствами советской власти. Хлебные облигации имели и другие преимущества. Ими разрешалось вносить продналоги, а торгуя облигациями без разрешения, сколачивали капитал спекулянты, появившиеся во множестве после объявления новой экономической политики. Более или менее аккуратное выполнение обязательств, как и обеспечение облигаций следующих займов золотом, приучили народ к мысли, что проценты по облигациям будут выплачивать как в добрые дореволюционные времена, а с помощью выигрышных облигаций можно мгновенно обогатиться, воплотив в жизнь вечную русскую мечту о чуде.

К бессребреникам существовал особый подход. Идеалистам давили на сознательность, объясняя, что, жертвуя личным, они создают всеобщее благо. Особенно популярным этот мотив стал после появления "Займа индустриализации", когда в пропагандистской кампании принял участие сам буревестник революции Максим Горький. "Мне кажется, что подписка на этот заем,-- писал он в 1928 году,-- прямая обязанность каждого мало-мальски сознательного гражданина Союза Советов. Ведь ясно, что для того чтобы создать свободное и справедливое социалистическое государство рабочих, необходимо вооружиться совершеннейшей техникой, необходимо построить сеть заводов и фабрик, которые дали бы населению страны все, в чем оно нуждается. Население само и должно дать денег на производство всего, что ему необходимо. Капиталисты Европы на это дело денег не дадут".

За тремя "Займами индустриализации" последовал заем "Пятилетка в 4 года", а вслед за ним несколько выпусков займов третьей пятилетки. На заводах и фабриках организовывали соревнования по подписке на займы, а пример народу показывали деятели науки и искусства. Пресса регулярно печатала репортажи об очередной подписке в Академии наук СССР или Малом и Большом театрах. Не менее красочно оформлялись, проводились и освещались в газетах и кинохронике тиражи выигрышей. Результат впечатлял -- за годы первых пятилеток собрали около 50 млрд рублей. Но обслуживание этой пирамиды обходилось все дороже, и в 1935 году произошел дефолт ограниченного масштаба. Все прежние облигации были переоформлены в новые с увеличенным до 20 лет временем обращения.

Понятно, что количество желающих отдавать свои кровные государству после этого резко упало. Но отказаться от подписки на заем 1937 года -- на укрепление обороны -- могли только неразоблаченные "враги народа". Так что деньги были собраны в срок и полностью. Без проблем распространялись и займы во время Великой Отечественной войны, а вслед за ними займы на восстановление народного хозяйства.

Подписка на очередные займы превратилась в рутинное изъятие денежных сумм у населения. Интересный метод использовался по отношению к колхозникам. Их заставляли платить дважды -- сначала брали деньги с каждого индивидуально, а затем еще и с колхоза в целом, не выдавая никаких облигаций. Точно так же поступали и с производственными кооперативами, которых в ту пору было немало.

При этом власть старалась соблюдать внешние приличия. Так, в 1947 году ЦК ВКП(б) пресек инициативу партийных руководителей Кировской области, решивших усовершенствовать выбивание денег на займы из крестьян. Там в нескольких районах еще до официального объявления об очередной подписке организовали выезд колхозников на рынки для продажи продукции со своих подворий. Причем с каждой группой крестьян выезжал уполномоченный, которому они отдавали вырученные деньги на хранение до начала подписки на заем. Оргбюро ЦК в специальном постановлении сообщило обкомам и крайкомам, что подобная практика "дискредитирует советские займы", но никого при этом не наказало.

В 1948 году наступило время очередного малого дефолта. Скопившиеся облигации (только в войну их выпустили на 76 млрд рублей) опять переоформили в новые. Однако теперь уже никто не возмущался, и год за годом трудящиеся отдавали на нужды государства без малого месячный оклад. При этом партия и правительство проявляли "заботу" о людях и разрешали им отдавать деньги частями -- в месяц по 7-8% зарплаты.

В 1956 году долг государства населению перевалил за 259,6 млрд рублей. И в том же году народ впервые стал бурно возмущаться наличием в стране этого пережитка сталинской эпохи. Причем нажим со стороны администрации и парторганизаций вызвал поток писем в ЦК КПСС. С завода п/я 329 писали: "Партийным бюро ТБ завода п/я 329 был нарушен принцип добровольности при подписке на заем. Одному коммунисту дали выговор с занесением в личное дело, двоих с 12-14-летним партийным стажем перевели в кандидаты. Убедительно прошу разъяснить мне правильность понимания мною принципа добровольности и могут ли быть какие-либо решения отдельных парторганизаций по вышеизложенному".

"Вчера, 18 мая, решением партбюро, а затем решением партийного собрания меня перевели из членов КПСС в кандидаты. Причиной к этому послужило то, что я подписался на заем на меньшую сумму, чем мне было предложено, а именно: я подписался на 1500 руб. вместо предложенных 2200 при окладе 1400 руб. (не считая премиальных). На партийном бюро, а также и на партийном собрании я пояснил мое семейное положение, но это было бесполезно. Убедительно прошу Вас оказать мне содействие, а если я не прав, то разъяснить, в чем именно".

Ко всему прочему на обслуживание внутреннего госдолга уходило до 17 млрд рублей в год, и, по расчетам Минфина, рост этих расходов в обозримом будущем должен был сравняться с объемом средств, собираемых с населения. Проблема требовала немедленного решения, и выход нашел лично первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущев. 19 марта 1957 года на заседании Президиума ЦК КПСС Хрущев объявил о принятом им решении: "Что, если мы скажем народу, пусть откажутся от займов в пользу государства? Мы объявляем, что прекращаем выпуск займов". Хрущев рассказал товарищам о придуманной им схеме, благодаря которой ограбление народа произойдет по инициативе самого народа. Он предложил провести собрания на крупных московских предприятиях -- заводах "Серп и молот", "Красный пролетарий", имени Лихачева,-- где рабочие должны принять обращение к стране об отказе от выплат по займам. Затем инициативу должны были поддержать в других городах. На собраниях, как считал первый секретарь ЦК КПСС, нужно принять резолюции "не выплачивать по облигациям, а пусть они остаются на руках у держателей как знак их вклада в общее дело строительства социализма".

Лишь Каганович осторожно выразил сомнение: "Есть минус: сам заем -- государственный, гарантированный". Но тут же оговорился, что большинство народа это предложение поддержит. Хитроумный Микоян, который лучше остальных знал реальное положение дел с бюджетом, сказал, что надо бы заем заменить лотереей. Остальные члены Президиума ЦК поддержали предложение Хрущева безоговорочно. Детали поручили проработать Минфину, глава которого Арсений Зверев всего через шесть дней представил в ЦК развернутый план дефолта. Министр финансов предлагал по-большевистски раз и навсегда аннулировать все долги государства народу: "От прекращения выплат по займам и их аннулирования население понесет потери. Однако эти потери будут компенсироваться мероприятиями по систематическому повышению материального и культурного уровня жизни населения".

Особой заботы министра удостоились колхозы и потребкооперация: "В общей сумме государственного долга 2,4 млрд рублей составляет долг колхозам и кооперативным организациям, приобретавшим займы в основном в военные годы. Этот долг также следует аннулировать. Кроме того, в порядке займа в государственный бюджет в различные годы поступали свободные средства из фондов промысловой кооперации. Всего числится на балансе государственного долга таких средств 3,2 млрд рублей и средств, переданных органами государственного страхования, 3,8 млрд рублей. Эти суммы также целесообразно списать с баланса государственного долга".

Однако, по мнению Минфина, загвоздка была в том, что годовой план был уже сверстан. А в нем предусматривались доходы от нового займа в размере 19,2 млрд рублей. Расходы на обслуживание госдолга в 1957 году равнялись 11,7 млрд, так что в бюджете образовывалась дыра в 7,5 млрд. И закрыть ее предлагалось выпуском лотереи. Самым забавным в плане Зверева было то, что лотерейные билеты предлагалось распространять, как и госзаймы, в добровольно-принудительном порядке. Главный финансист страны провел расчет и представил на утверждение ЦК предварительные цифры: "Для восполнения доходов государственного бюджета и предотвращения еще большего разрыва в балансе денежных доходов и расходов населения необходимо выпустить во втором квартале 1957 года денежно-вещевую лотерею на сумму 9 миллиардов рублей, имея в виду при этом, что 20 процентов этой суммы будет выплачено населению в виде денежных и вещевых выигрышей. План размещения лотерейных билетов установить среди рабочих, служащих и военнослужащих в размере 7 500 млн рублей, а среди крестьян -- 1 500 млн рублей. По отношению к месячному фонду заработной платы намечаемая сумма размещения билетов среди рабочих, служащих и военнослужащих составит 13 процентов, а средняя сумма размещения билетов на селе составит 76 рублей на одно крестьянское хозяйство. В прошлом году подписка рабочих, служащих и военнослужащих на заем, выпущенный в 1956 году, составляла 76,6 процента месячного фонда их заработной платы, а подписка крестьян на заем -- 214 рублей в среднем на одно хозяйство".

Но, как обычно, на пути грандиозных планов Минфина встали реалии социалистической экономики. Выпустить для лотереи 600 сверхплановых "Волг", 2100 "Москвичей", 9000 мотоциклов, десятки тысяч велосипедов, радиол, холодильников и стиральных машин советская промышленность оказалась не в состоянии. Получалось, что новой подписки на заем не избежать. Не лучше было и с инициативой снизу. Прощать долг государству самые сознательные трудящиеся планеты, вопреки ожиданиям ЦК, не торопились. И, по всей видимости прощупав настроение рабочих, никто из руководителей партии и правительства на крупнейшие московские заводы не поехал. Так что за дело пришлось браться самому первому секретарю ЦК.

Свою агиткампанию Хрущев начал в Горьковской области с выступлений на заводах и перед колхозным активом. Как гласит стенограмма одной из таких встреч, он рассказывал рабочим и крестьянам следующее: "Мы в Центральном Комитете партии и в правительстве не раз обсуждали вопрос о том, как бы нам прекратить подписку на заем. Конечно, человек, который не совсем разбирается в делах государства, скажет: что ж, не выпускайте заем и не проводите подписки. Вот и все (смех). На самом деле это не такой легкий вопрос. Мы два года, в 1953 и 1954 годах, выпускали заем наполовину меньше обычного, но из этого ничего не вышло. В 1955 году опять мы были вынуждены выпустить заем на сумму 32 миллиарда рублей, а в 1956 году подписка составила свыше 34 миллиардов. В текущем году мы думаем о том, как бы хоть наполовину сократить сумму нового займа, но ничего не выходит...

Сейчас нам приходится выплачивать по займам в виде выигрышей и погашений каждый год крупные суммы. В этом году придется платить около 16 миллиардов, в будущем году -- 18 миллиардов, а в 1967 году пришлось бы выплачивать 25 миллиардов рублей, т. е. почти столько, сколько намечалось по подписке на заем в текущем году. Получается заколдованный круг. Выходит, что в один карман государство кладет деньги от займов, а из другого кармана выдает такое же количество денег на оплату выигрышей по займам. Как же быть?"

Далее Хрущев начал лгать со своей обычной самозабвенностью: "Мы решение еще не приняли, хотели посоветоваться с рабочими, колхозниками, служащими и интеллигенцией. И если они поддержат наше мероприятие, тогда можно принять соответствующее постановление".

Затем "дорогой Никита Сергеевич" начал заманивать народ мифической выгодой: "Центральный Комитет партии и Советское правительство считали бы возможным поступить так. Начиная с 1958 года прекратить выпуск займов, кроме трехпроцентного свободно обращающегося. В текущем году выпустить заем не на 26 миллиардов, как намечалось ранее, а на 12 миллиардов рублей. Теперь - как лучше разместить заем? Тут надо тоже подумать. Есть такое предложение, чтобы люди, которые зарабатывают до 500 рублей в месяц, на этот заем не подписывались, а которые получают свыше 500 рублей -- подписывались бы на заем, но не более как на двухнедельный заработок. Мы думаем, что это будет выгодно и для государства, и для народа. Для народа выгодно потому, что будет крепнуть наше социалистическое государство, в процветании которого заинтересован каждый советский человек. Кроме того, каждый трудящийся получит и чисто материальный выигрыш (аплодисменты). Но мы не можем осуществить это мероприятие, не можем прекратить выпуск займов, если одновременно не прекратим выплату выигрышей и погашений по ранее выпущенным займам. Поэтому мы предложили бы выплату по займам отложить на 20-25 лет. Если вы считаете, что это правильно, я призываю вас поддержать (бурные аплодисменты). А через 20-25 лет начнется выплата по облигациям. Разумеется, не сразу, потому что сразу оплачивать 260 миллиардов рублей невозможно, а по частям -- примерно по 13 миллионов рублей ежегодно.

Конечно, следует оговориться, что начислять проценты за эти годы государство не будет. Одним словом, сделать замораживание тех займов, которые находятся у населения. Надо сказать, что при этом государство, не распространяя займа среди населения, получило бы заем на 20 лет, ибо те средства, которые надо было бы выплачивать по займам, останутся в распоряжении нашего государства, а это большие деньги. Мы в Центральном Комитете партии и правительстве советовались, куда направить эти деньги. Надо направить их на удовлетворение нужд народа, увеличить количество ассигнований на жилищное строительство, на строительство школ, больниц, родильных домов, детских яслей, детских садов и другие нужды, т. е. на то, что связано с улучшением жизни и быта советских людей (аплодисменты). Мы ставили эти вопросы перед рабочими завода "Красное Сормово" и не слышали ни одного голоса против. А там было 20 тысяч рабочих, и предложение встретило полную поддержку (аплодисменты). Потом был митинг на автомобильном заводе. Там присутствовало около 60 тысяч человек, и они одобрили мероприятие Центрального Комитета партии и Советского правительства по займу. Теперь и вы, участники совещания работников сельского хозяйства Горьковской, Арзамасской, Кировской областей, Чувашской, Марийской и Мордовской автономных республик, горячо поддерживаете эти мероприятия (продолжительные аплодисменты)".

После такой поддержки советских тружеников оставалось лишь еще раз пнуть врагов с Запада, которые не умеют настолько ловко выбираться из финансовых проблем: "Товарищи! Капиталисту, этому торгашу, который отца родного за полпроцента зарежет, если ему это прибыльно, никогда не понять души нашего советского человека. Он никогда не поверит, что вы добровольно на это идете. Прочитает в газетах и скажет: запугали рабочих и крестьян, вот они и согласились. Капиталист не понимает нового человека, человека советского, который родился и воспитывался в наших условиях, когда человек живет не для того, чтобы накапливать и грабить другого. Наш человек работает, участвует в труде, он получает за свою работу в соответствии с вкладом, который вносит в общее дело. Но это оплата сегодняшнего дня. Вместе с тем он смотрит вперед, в будущее, работает для будущего. И это не далекое будущее, а завтрашний день -- коммунистическое общество (аплодисменты)".

Иллюзию массовой поддержки создавал весь пропагандистский аппарат страны. В газетах начали печатать письма рабочих и домохозяек, горячо одобряющих решение партии и правительства не возвращать населению долги:

"В газете я прочитала речь товарища Н. С. Хрущева, в которой он говорит о займах, и вполне согласна с его предложением. Особенно понравилась мне мысль о том, что следует отсрочить платежи облигаций и обратить эти деньги на улучшение бытовых нужд трудящихся. Возьмем нашу семью -- у нас имеется облигаций на сумму 12 740 рублей. За 1956 год мы получили по выигрышам и погашениям около трех тысяч рублей. На эти деньги приобрели телевизор, стиральную машину и пылесос. Это, конечно, неплохо для одной семьи. Но было бы куда лучше, если бы на деньги, выплачиваемые по выигрышам, была построена механизированная прачечная; хороший домоуправленческий клуб и т. д. А сколько будет сооружено новых жилых домов, детских садов, больниц на средства, которые останутся в распоряжении государства! Каждая семья получит и чисто материальный выигрыш, так как реально ощутит ежемесячную прибавку вначале от уменьшения удержаний по займам, а с будущего года -- от полного прекращения их. Одним словом, партия и правительство предложили хорошее, полезное дело. Наверное, домохозяйки согласятся со мной.

М. П. Гусева, домохозяйка".

Но в реальности произошло то, чего больше всего боялся министр финансов Зверев,-- началась паника. Дисциплинированно подписавшись в середине мая 1957 года на последний принудительный заем, народ побежал в сберкассы снимать деньги. Люди не поверили в то, что партия и правительство удовлетворятся замораживанием облигаций. Министерство торговли СССР докладывало:

"В ряде городов (Курске, Смоленске, Рязани, Ереване, Одессе, Ташкенте, Самарканде, Коканде, Маргелане, Бухаре, Вильнюсе, Кирове, Костроме, Тбилиси) на основе ложных слухов о якобы предстоящей денежной реформе в мае с. г. резко повысилась покупка товаров в магазинах.

Скупались различные ювелирные изделия, преимущественно из золота, часы, стенные часы, хрусталь, меховые изделия, дорогие шелковые и шерстяные ткани, костюмы, пальто, радиоприемники, велосипеды, мебель и др. Оборот по скупаемым товарам увеличился против обычного примерно в два-два с половиной раза. С 14 мая резко повысился спрос на товары в некоторых городах Узбекистана, особенно в Ташкенте, Самарканде, Коканде, Маргелане и Бухаре. Торговая выручка в Ташкенте повысилась примерно в три раза. Иллюзию возврата одолженных государством средств в 1958 году заменили иллюзией быстрого обогащения с помощью выигрыша в лотерею

Такая вспышка произошла в середине мая в г. Вильнюсе. Если Вильнюсский универмаг в обычные дни продавал товаров на 580 тыс. рублей, то 14 мая его оборот составил 2,2 млн рублей. Один ювелирный магазин реализовал 12 мая товаров на 200 тыс. рублей при обычной дневной продаже 20 тыс. рублей. Промторг и универмаг г. Кострома 5 мая продали товаров на 1640 тыс. рублей, 7 мая -- на 1870 тыс. рублей, в то время как обычно их выручка составляла около 600 тыс. рублей".

Не поверили граждане и в то, что государство когда-нибудь выплатит по облигациям хоть что-то, и в стране было немало семей, где в красивые бумажки разрешили играть детям. А в 1974 году было объявлено, что государство погасит старые облигации, и о дефолте 1957 года стали забывать. На рубеже 1990-х сограждане снова оказались не готовы к отказу государства и его банков платить по обязательствам, но затем успокоились и опять все забыли. И потому нечего удивляться тому, что в августе 1998 года дефолт снова восприняли как нечто новое и необычное. Так же, надо полагать, будет и впредь.
___________

На самом деле автор немного заблуждается, считая дефолтом отказ правительства СССР обслуживать внутренний долг. В социалистической экономике дефолт попросту был невозможен, поскольку роль и значение денег были редуцированы. В этих условиях государство запросто могло раздавать доверчивым лошкам цветные фантики сколь угодно долго, что произошло в дальнейшем. Проблема была в том, что с конца 50-х годов в СССР наметилась смена здравого, сталинского курса в экономике, не позволявшего создавать излишний спрос, на популистское удовлетворение сиюминутных, эгоистичных и потребительских запросов советского человека. Это привело к тому, что СССР стал потихоньку превращаться в типичное общество потребления...
http://users.livejournal.com/_devol_/202060.html

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Март, 21, 14:41 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2007, Март, 13, 18:45
Сообщения: 1246
Откуда: Москва
Конец XI столетия...
1055г. Турки-сельджуки берут штурмом Багдад, наносят тяжелое поражение византийским войскам при Манцикерте и начинают методичный и жестокий захват территорий Малой Азии, Сирии и Палестины. Христиане, жившие на этих территориях, подвергаются жесточайшим насилиям. Под угрозой самого существования Византийской империи император Алексей I Комнин в 1090г обращается с воззванием о помощи к правителям Запада и Папе Римскому...
1095г, Франция, г.Клермон. Папа Урбан II на открытой площади произносит пламенную проповедь: "... народ проклятый, чужеземный... ...отродье, сердце и ум которого не верит в Господа, напал на земли тех христиан, опустошил их мечом, грабежом и огнем, а жителей отвел к себе в плен или умертвил поносной смертью...
...Они ниспровергли алтари, осквернив их своей нечистотой, силой обрезали христиан и мерзость обрезания раскидали по алтарям...
...Вас побуждают и призывают к подвигам предков величие и слава короля Карла Великого... теперь же сможет прекратиться ваша ненависть, смолкнет вражда, стихнут войны и задремлет междоусобие...
...Пуститесь же в этот путь во отпущение грехов своих с уверенностью наследовать незапятнанную славу Царствия Небесного!".
Ответом был восторженный рев толпы: "Так хочет Бог, так хочет Бог!"
Весной 1096г многие тысячи горожан, крестьян и мелких рыцарей соединились в отряды и под предводительством легендарного Петра Пустынника двинулись на Восток, через Венгрию, Белград и Пловдив к Константинополю. По пути происходили многочисленные и жестокие еврейские погромы - крестьяне от души полагали, что все евреи виновны в распятии Христа, а задолжавшие изрядные суммы этим самым евреям бароны и рыцари подогревали сии настроения. В августе 1096г изрядно поредевшие от голода и болезней ряды крестьянского воинства подошли к Константинополю. Не питая особых иллюзий насчет мирного настроя этой толпы голодных и оборванных людей, Алексей Комнин почел за благо переправить их через Босфор в Малую Азию. Там, не дойдя до Никеи, крестьянское ополчение было разгромлено турками-сельджуками, большая часть погибла, остальные были проданы в рабство. Лишь незначительная часть этого разношерстного воинства смогла спастись бегством в Константинополь.
Тогда же, в августе, на Восток двинулись рыцарские армии Лотарингии, Нормандии, Франции, Фландрии и Италии. После переговоров с Алексеем Комнином в апреле-мае 1097г отряды крестоносцев были переправлены в Малую Азию. Вместе с крестоносцами отправились и отряды византийцев. Объединенная армия достигла стен Никеи. Если верить источнику в лице Вильгельма Тирского, общая численность войск состояла "...из 600 тысяч пеших людей обоего пола и из 100 тысяч тяжеловооруженных всадников." Меня, например, терзают сомнения насчет столь колоссального количества живой силы, но оставим это на совести уважаемого хрониста...
Почти сразу после начала штурма Никея сдалась на милость византийцев. Это крайне не обрадовало крестоносцев, и дальше их пути, в общем-то , разошлись. Святое воинство продолжило поход, 1 июля 1097г сельджуки разбиты при Дорилее, после вновь разгромлены близ Ираклии, и наконец, в октябре крестоносцы вошли в Сирию. Тут произошел примечательный эпизод. Один из высокородных сеньоров, Бодуэн Фландрский, предпочел не отягощать себя походом к Иерусалиму, а попросту захватил населенный в основном армянами-христианами богатый город Эдесса, находившийся в стороне от основного пути и основал там свое государство. Действительно, Иерусалим далеко, а тут такой подарок...
Следующей остановкой в октябре 1097г была первоклассная по тем временам турецкая крепость Антиохия. Крестоносцы безуспешно осаждали её в течение 7 с лишним месяцев, когда находившиеся в городе туркизированные (turcatis - cказано так у другого хрониста, Раймунда Агильского) армяне и греки не уговорили коменданта одной из башен впустить крестоносцев в крепость. 3 июня 1098г Антиохия пала. А дальше случилась весьма интересная ситуация. С некоторым опозданием, 8 июня на помощь осажденной крепости прибыла армия турецкого эмира Кербоги. И крестоносцы оказались в очень непростом положении. Они были заперты превосходящими силами противника, практически без съестных припасов...
И вот тогда произошло то, что до сих пор приводит в умиление многих и многих людей. Одному крестьянину, Петру Бартоломею, еще до взятия Антиохии крестоносцами, явилось видение - Св.Андрей в сопровождении какого-то юноши. Они провели его в церковь Петра, превращенную турками в мечеть, и там Св.Андрей спустился под землю и вышел оттуда с наконечником копья. И сказал Св.Андрей: "Вот копье, которым был прободен бок, из которого вышло спасение всему миру! Тотчас по взятии города ты придешь сюда с 12 свидетелями и отыщешь копье на том месте, куда я кладу его снова". Будучи крестьянином, Бартоломей долго не решался пойти к баронам и рассказать им о своем видении, но... Другим людям, истощенным жарой, нехваткой пищи и воды, стали являтся подобные видения. И крестьянин решился. Высокородные сеньоры усомнились в свидетельстве простого крестьянина, но слух о видениях достиг многих ушей. Под давлением, как сейчас модно говорить, общественности, были назначены 12 свидетелей, которые и отправились вслед за крестьянином на поиски копья. 14 июня 1098г копье было найдено. Через две недели после нахождения копья истощенное войско крестоносцев вышло из Антиохии и с невероятным воодушевлением разнесло в пух и прах превосходившее их по численности войско Кербоги... Копье это было наречено "Копьем Всевластия". Далнейшая судьба его мне неизвестна, но его очень хотел заполучить изрядно помешанный на подобных вещах фюрер. Получил он его или нет, я не знаю....
По пути к Иерусалиму крестоносцы не встретили сколь-нибудь значимого сопротивления и 7 июня 1099г крестоносные войска расположились лагерем близ Иерусалима. По свидетельству Вильгельма Тирского (того самого, который сообщал о 600 тысячах под Никеей), "...в лагере было до 40 тысяч человек; из них лиц, способных носить оружие, - едва 20 тысяч пеших и 1500 конных; остальные же все состояли из безоружной черни, больных и расслабленных. В городе, говорили, должно было находиться до 40 тысяч отважного и отлично вооруженного войска...". По свидетельству Раймунда Агильского, "...находилось внутри города до 60 тысяч человек, способных носить оружие, сверх малолетних и женщин, чило которых было огромно. Наших же, сколько мы могли сообразить, было не более 12 тысяч, способных к бою, но мы имели много слабых и бедных; рыцарей же было в нашей армии 1200 или 1300, и не более, как я думаю...". Потратив около месяца на постройку осадных машин, утром 14 июля 1099г крестоносцы пошли на приступ. Жестокий и кровавый штурм длился около суток, и к полудню 15 июля 1099г Иерусалим был взят. Невиданная резня, которую учинили достославные воины, до сих пор потрясает воображение. Раймунд Агильский: "...по улицам и площадям валялись обрубленные головы, руки и ноги. Пешие и рыцари на каждом шагу должны были натыкаться на труп. Но все это еще ничего. Пойдем в храм Соломона, где сарацины имели обычай торжественно отправлять свое богослужение. Что там произошло! Если мы скажем только правду, то и тогда превзойдем всякое вероятие. Достаточно сказать одно, что в храме и портике Соломона ездили верхом в крови по колено всаднику и под уздцы лошади..."
Первый Крестовый Поход был завершен...

_________________
Ранее фигурировал ака Номер 20
Mы - цaри! Вceленнaя - кoрмилица!
Cтoит толькo глaзом нам моргнyть,
всё бaбло придет к нам и пoпилится,
yстилая cтpужками нaш путь!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Март, 22, 2:40 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2006, Февраль, 18, 3:15
Сообщения: 4771
Откуда: New Jersey
ssMIRNOff писал(а):
Подписка о невыплате
___________

На самом деле автор немного заблуждается, считая дефолтом отказ правительства СССР обслуживать внутренний долг. В социалистической экономике дефолт попросту был невозможен, поскольку роль и значение денег были редуцированы. В этих условиях государство запросто могло раздавать доверчивым лошкам цветные фантики сколь угодно долго, что произошло в дальнейшем. Проблема была в том, что с конца 50-х годов в СССР наметилась смена здравого, сталинского курса в экономике, не позволявшего создавать излишний спрос, на популистское удовлетворение сиюминутных, эгоистичных и потребительских запросов советского человека. Это привело к тому, что СССР стал потихоньку превращаться в типичное общество потребления...
http://users.livejournal.com/_devol_/202060.html


Смирнов: еще раз прошу, разьясни, что здесь твое, а что нет? Это твои слова про "здравый сталинский курс"?

По теме:

=============
И я сказал ему, недолго думавши, что лестное предложение Ди Лазурри принять, к сожалению, никак не могу. Масса работы на родине. Крупнейшая финансовая операция в истории. Сотни миллиардов рублей. У итальянца глаза на лоб полезли после этих слов. Даю пояснения. Правительство и лично наш Никита Сергеевич страшно обиделись на народ, у которого оказались в долгу, надавав ему на много лет кучу облигации по куче займов. Народ привык к розыгрышам, погашениям, аппетиты растут, и правительство вынуждено возвращать народу чуть ли не ежемесячно огромные суммы. А ведь в прошлом народ сам спровоцировал правительство взять у него в долг на восстановление и развитие сельского хозяйства. Сложилась ненормальная обстановка. Правнтельство изнемогло от вампирских привычек народа-ростовщика. Партия сказала: "Будет!" Никита приказал прекратить такое безобразие. "Руки прочь от официальных таблиц розыгрышей всех займов!" "Нет - народу Гобсеку!"
- Сами понимаете, - говорю, - синьор, в связи со всем этим у меня много работы.
- О! Ваш босс Хрущев - великий мафиозо! - восхитился синьор. - Он принял нашу славную мафию от Сталина и вынужден расхлебывать его кашу.
===================
Ю. Алешковский "Кенгуру"

_________________
"There are no unbeatable odds, there are no believable gods" (Ozzy Osbourne)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Март, 22, 6:10 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Это не мои слова, это текст по ссылке. Дима, автор, же считает, что экономическая политика Сталина была наиболее адекватной для государств тоталитарного типа.

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Март, 23, 18:47 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Из бункера доставили двух русских офицеров. Нам запретили разговаривать с ними. Их привезли около четырех часов дня. Рашер приказал им раздеться догола и войти в бассейн. Проходил час за часом, хотя обычно холодный наркоз действует уже через час. Но в этом случае те двое еще находились еще в полном сознании по истечении двух с половиной часов. Все наши попытки убедить Рашера сделать им инъекцию наркотика были напрасны. Время от времени в течение третьего часа один русский говорил другому: “Товарищ, попроси офицера пристрелить нас”. Другой отвечал, что не стоит ждать милости от фашистского пса. Затем они пожали руки со словами “прощай, товарищ!”… Эксперимент длился, по крайней мере, пять часов пока не наступила смерть.

Альфред Розенберг “Мемуары”.

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Апрель, 10, 4:14 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Это благостное Чучхэ.

Примерно с начала 1960-х гг. Ким Ир Сен почти разрывает отношения с Советским Союзом и начинает маневрировать между Советским Союзом и Китаем, фактически получая помощь от обеих стран и в то же время игнорируя политические советы, давление и указания с обеих сторон, т.е. усваивает то, что хочет, но не усваивает то, что считает не соответствующим корейской специфике.

В результате формируется очень специфическое общество, которое, как я думаю, будут изучать столетиями как суперсталинистское общество, т.е. Сталина там точно «пересталинили» (не знаю, какой здесь должен быть правильный русский глагол). Несколько штрихов, о чем идет речь (об этом можно говорить долго, но у нас сегодня тема немного другая; однако о «стартовой» ситуации надо сказать).

Тотальный информационный контроль. В Северной Корее с начала 60-х гг. является уголовно наказуемым преступлением (формально и сегодня является уголовно наказуемым) иметь дома радиоприемник со свободной настройкой. 5 лет лагерей просто за факт обнаружения радиоприемника у вас дома. Практически полное отсутствие любых информационных обменов. Т.е. даже советские газеты, например, «Правда» или китайская «Женьминь жибао», разумеется, тоже шли в спецхран – они и сейчас идут в спецхран.

Любое нетехническое зарубежное издание может находиться только в спецхране. Для самой молодой части аудитории нужно, наверное, объяснить, что такое «спецхран». Это значит – специальные отделы библиотек, где вы можете работать, если вам это разрешила политическая полиция, проведя проверку вашей благонадежности. За всю историю советско-корейских отношений только порядка 2 тыс. северокорейских студентов училось в Советском Союзе. По Китаю статистики у меня нет, но полагаю, что цифра примерно такая же, т.е. почти полное отсутствие обменов. Разумеется, отсутствие каких-либо частных, туристических поездок за границу.

Жесткая распределительная система. Т.е., естественно, ликвидация всех видов частной экономической деятельности в конце 50-х гг. С 1957 г. переход на карточки, а с конца 60-х гг. – тотальная карточная система. С конца декабря 1957 г. вводится запрет (причем он реально действовал) на торговлю зерновыми на частных рынках. Это было сильно подсудное дело. Надо учитывать специфику корейского питания: 80-90% всех калорий корейцы получали и получают (речь идет не о южных корейцах, толстеньких, питающихся мясом и пр.) из риса, кукурузы и ячменя. Частная торговля всеми этими зерновыми продуктами строжайшим образом запрещается. К концу 60-х гг. карточная система становится всеобъемлющей. И примерно с 1970 г. в северокорейских магазинах нельзя купить абсолютно ничего: это просто распределительные пункты.

Существует очень сложная система иерархии. Люди получают от 900 г зерновых в день (это рабочие на тяжелом производстве) до 100 г зерновых (это на каждого младенца меньше полугода или года, не помню точно). Самая типичная норма – это 700 г зерновых на работающего человека, 350 г – на иждивенца. Сверх этого – 4 раза в год по полкило мяса, 2 яйца в месяц и т.д. Я говорю о хороших временах. Все это очень жестко.

Рынки, правда, вопреки часто встречающимся утверждениям, существовали всегда, но частное сельскохозяйственное производство было либо запрещено, либо ограничено. В частности, можно было иметь, например, куриц, но из животных ничего крупнее. Приусадебный участок: 30 кв. м в городах, до 100 кв. м (т.е. 1 сотка) – в деревнях. Много на этом не вырастишь. А то, что выращивали, продавали по совершенно запредельным ценам. Я хорошо помню, что одна курица в Пхеньяне в середине 80-х гг. (когда я там жил) стоила чуть больше половины месячной зарплаты, 2/3 зарплаты. Понятно, что за такие деньги не напокупаешь.

Жесткий контроль за передвижением населения. Для поездки за пределы родного уезда, т.е. района, требовалось специальное разрешение (теоретически это все еще существует). Разрешение оформлялось примерно так же, как в советские времена оформлялась поездка в Болгарию. Нужно было получить заверенное приглашение: у тебя дядюшка, и ты хочешь к нему съездить. Там сложная система, я опишу типичную ситуацию: в не совсем соседнем районе (нет общих границ) есть дядюшка, который хочет увидеть вас, любимого племянника. Он посылает приглашение, заверенное в местном Управлении внутренних дел. Вы идете по треугольнику администрация-профком-партком. С этой бумагой вы идете во второй отдел местного муниципального совета. Они примерно неделю обсуждают, можете ли вы поехать к дядюшке, выдают вам бумажечку со штампом. И только с этой бумажечкой вы можете получить билеты и поехать в соседний район. Но это хороший случай. Потому что если вам хочется поехать в столицу революции – в город Пхеньян – или в приграничные районы, то там нужны более серьезные разрешения, которые утверждаются Пхеньяном, и ждать их нужно около месяца. Причем на протяжении большей части истории Кореи частным лицам эти разрешения не выдавались.

Еще очень важный момент – это система народных групп. Т.е. все население страны было объединено в начале 60-х гг. в группы взаимного контроля, я бы сказал – в группы «взаимного стука», численностью 30-75 человек в каждой. Практически говоря, это квартал в деревне или подъезд, если это большой многоэтажный дом. Каждая такая группа имела свою начальницу (типично женская должность, тетушкина), которая за небольшие деньги, а местами – на общественных началах (там тоже были градации) вела учет много чего там происходящего. В частности, вы не могли ночевать за пределами своего дома и не могли оставить кого-либо у себя ночевать, если вы до 10 часов вечера не сообщили своей начальнице, что «у меня ночует такой-то человек по таким-то причинам».

Причем периодически проводились обыски, выборочные проверки каждого такого квартала (и обычно 3-4 раза в год совместно с силами милиции, органов и администрации) на предмет соответствия правилам. Т.е. все ли ночуют, кто прописан, куда делись, кто не прописан, у ночующих – правильно ли выправлены документы, правильно ли заблокированы радиоприемники. Потому что все радиоприемники пломбировались, чтобы их нельзя было переделать так, чтобы слушать иностранное вещание. Все приемники имели кнопочку «о великом вожде», другую кнопочку – тоже «о великом вожде» и третью кнопочку – «еще о великом вожде», примерно такая система.

http://antisovok.nm.ru/utopia/2.html

Ну и дальше, там очень много интересного. За ссылку спасибо miteque. Самое забавное, что все это фактически развалилось от банального прекращения финансовой помощи со стороны СССР. Несколько стихийных бедствий, погибших урожаев и в самом конце XX века в одной индустриальной все-таки стране происходит "голодомор", а после этого ослабление хватки государства, рост коррупции, черного рынка, спекуляции, начало крушения системы с низу. В принципе и в Союзе тоже самое произошло, упали цены на нефть и вуаля, началась перестройка, переросшая в форменный коллапс. Думаю, КНДР недолго осталось, будет очень интересно посмотреть за агонией последней утопии XX века, которая, впрочем, уже началась.

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Апрель, 25, 8:57 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Удалой красный молодец.

Во многих отношениях С. был очень любопытным человеком, остроумным, весьма неглупым и даже кое-что читавшим, хотя и любившим прикидываться простачком. <…> После немецкой войны все время принимал самое деятельное участие в войне Гражданской, будучи ярым коммунистом. Исколесил чуть не всю Россию, два раза был тяжело ранен и только чудом ускользнул от плена и расстрела. Была в нем какая-то смесь необычайно привлекательного добродушия и милой, чисто детской веселости с азиатской хитрецой и зоологической жестокостью.

Не моргнув глазом рассказывал он мне, как однажды утопил в реке пятьдесят взятых в плен белогвардейских офицеров, бросая их одного за другим с моста в реку.

- Да зачем же вы такую гадость сделали?
- Ну вот, гадость! Таскать их с собою нельзя было: сами боялись в плен попасть, а патронов жалко – мало их было.

В другой раз, даже со смехом, рассказывал он мне, как “пошутил” над одним купцом-евреем, которого арестовали, предполагая, что в коже, которую тот вез на телеге спрятано оружие. Оружия не оказалось, но, прежде чем отпустить купца, ему захотелось “пошутить” над “буржуем”: он поставил его к стенке и велел “расстреливать” – только холостыми зарядами. Проделал это до трех раз, и только хотел порадовать своего пленника, что отпускает его на все четыре стороны, как тот возьми да умри от разрыва сердца.

Со своей командой он обращался необычайно ласково, называя красноармейцев не иначе как “сынки”, и красноармейцы его очень любили.

Из книги Федора Дана "Два года скитаний".

Образ, конечно, показательный, но не фантастический, именно подобные личности становятся главными действующими личностями большинства революций.

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Апрель, 26, 23:07 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Забытая годовщина.

Вчера была годовщина малоизвестного восстания советских военнопленных, захвативших крепость Бадабер (35 км южнее г.Пешавар в Пакистане) 26 апреля 1985 г. Несмотря на тщательно скрываемое пакистанской стороной и мажахедами, это восстание стало широко известно.

26 апреля 1985 года В 18:00 местного времени группа советских и афганских военнопленных в составе около 24 человек, содержавшихся в течение трех лет в специальной тюрьме Исламского общества Афганистана при центре военной подготовки афганских мятежников в районе Бадабера (24 км южнее Пешавара), совершила вооруженное выступление с целью освободиться из плена. Выбрав удобный момент, когда из 70 охранников осталось только двое (остальные ушли на молитву), военнопленные напали на охрану тюрьмы и находившегося на ее территории склада оружия и боеприпасов ИОА.

Завладели оружием, заняли оборону и потребовали от прибывшего к месту событий Б. Раббани встречи с представителями советского и афганского посольств в Пакистане или представителем ООН. Переговоры с Б. Раббани велись с использованием средств громкоговорящей связи и по телефону. Место происшествия было блокировано отрядами афганских мятежников и пакистанских малишей, а также пехотными, танковыми и артиллерийскими подразделениями 11 армейского корпуса Пакистана.

После непродолжительных переговоров с восставшими лидер ИОА Б. Раббани, по согласованию с пакистанскими войсками, отдал приказ о штурме тюрьмы, в котором наряду с отрядами афганских контрреволюционеров приняли участие и пакистанские подразделения. Против обороняющихся были применены артиллерия, танки и боевые вертолеты. Сопротивление восставших прекратилось к исходу 27 апреля в результате взрыва боеприпасов, находившихся на складе. Все принявшие участие в вооруженном выступлении советские и афганские военнопленные погибли. В результате взрыва и возникшего пожара был уничтожен ряд объектов, в том числе и канцелярия тюрьмы, в которой, по имеющимся данным, хранились документы со списками узников. В ходе операции по захвату тюрьмы погибло до 100 афганских мятежников. Имелись потери и среди пакистанцев.

Указанное событие вызвало серьезную озабоченность пакистанской администрации, а также руководства афганской контрреволюции. На совещании руководства своей организации Раббани заявил, что ввиду решительных намерений восставших был вынужден отдать приказ на применение артиллерии для подавления сопротивления. 29 апреля руководитель ИПА Г. Хекматияр направил шифрованное циркулярное указание по радио всем своим бандформированиям, в котором потребовал усилить охрану "русских военнопленных" в связи с тем, что в результате происшедшего накануне инцидента "среди братьев были убитые и раненые".

На месте происшествия побывал губернатор Северо-Западной пограничной провинции генерал-лейтенант Фазл Хак. 29 апреля по этому вопросу был проинформирован президент Пакистана, который, учитывая всю серьезность случившегося под Пешаваром, сам прибыл в этот район и потребовал без обиняков от главарей всех банд исключить повторение подобных "инцидентов", подтверждающих нахождение на пакистанской территории советских военнослужащих, захваченных душманами в ДРА, а также распорядился принять все меры по недопущению утечки информации об истинных причинах инцидента, в частности:

· Раббани было сделано предложение открыто заявить, что в районе Бадаберы произошло вооруженное столкновение между двумя враждующими группировками его организации;
· в район происшествия был запрещен въезд посторонним лицам;
· полностью конфискован выпуск пешаварского журнала "Сафир", в котором содержалась информация о восстании в Бадабере.

Например, малоизвестное восстание советских военнопленных (12 человек), захвативших крепость Бадабер (35 км южнее г.Пешавар в Пакистане) 26 апреля 1985 г. Несмотря на тщательно скрываемое пакистанской стороной и мажахедами, это восстание стало широко известно. А как к этому событию отнеслись последние, видно из приказа лидера ИПА ("Исламская партия Афганистана") Г.Хекматьяра: "В плен русских впредь не брать, а уничтожать на месте захвата".

Кабинет министров Пакистана решил не комментировать происшествие в районе Бадабера со ссылкой на неосведомленность по этому вопросу.

Однако события в Бадабере получили огласку (артиллерийская стрельба была слышна даже в Пешаваре). 2 мая многие телеграфные агентства, со ссылкой на своих корреспондентов в Исламабаде, сообщили о неравном бое, который вели советские и афганские военнослужащие в Пакистане. Средства массовой информации, в частности радиостанция "Голос Америки", в своей передаче 4 мая были вынуждены передать, что "на одной из баз афганских моджахедов СЗПП Пакистана в результате взрыва погибло 12 советских и 12 афганских пленных".

Факт вооруженного выступления в Бадабере подтвердил и посетивший 9 мая 1985 года советское посольство в Исламабаде представитель международного Красного Креста.

К сожалению, выяснить точные фамилии участников вооруженного выступления не представилось возможным, ввиду уничтожения списков пленных во время взрыва склада с боеприпасами и пожара, а также принятых пакистанскими властями и руководством афганской контрреволюций мер по изоляции свидетелей событий в Бадабере…

Источники информации: штаб 40-й армии,
посольство СССР в Пакистане,
ГРУ ГШ ВС СССР,
май 1985 г.

Преднамеренное убийство под Пешаваром граждан СССР и ДРА было совершено с ведома пакистанских властей и при непосредственном участии регулярных войск Пакистана. В связи с этим 11 мая послом СССР в Исламабаде Зияуль-Хаку был заявлен решительный протест Советского правительства. В заявлении МИД СССР указывалось: "Советская сторона возлагает всю ответственность за происшедшее на правительство Пакистана и ожидает, что оно сделает надлежащие выводы насчет последствий, которыми чревато его соучастие в агрессии против ДРА и тем самым против Советского Союза…"

Министр обороны СССР Маршал Советского Союза С. Л. Соколов приказал установить фамилии военнослужащих, принимавших участие в восстании в Бадабере. В связи с тем что вся документация тюрьмы сгорела, тогда этого сделать не удалось. Лишь много лет спустя по показаниям свидетелей этой трагедии удалось установить имя руководителя восставших. Им предположительно оказался Виктор Васильевич Духовченко (мусульманская кличка Юнус), украинский парень из Запорожья. Именно ему удалось во время молитвы убить часового, завладеть его автоматом и освободить своих товарищей. Но утверждать точно пока преждевременно.

После восстания в Бадабере лидер ИПА Г. Хекматияр издал приказ: "В плен русских впредь не брать, а уничтожать на месте захвата". Известно, что мятежники, подогретые исламским фанатизмом мулл, проявляли к советским солдатам изуверскую жестокость, а пленные находились часто в ужасных, нечеловеческих условиях.

Об этом свидетельствовала и Комиссия по правам человека ООН во главе с Ф. Армкостом. В частности, отмечалось, что, по показаниям освобожденных из плена советских военнослужащих, находившихся с 1983 по 1986 г. в тюрьме лагеря Мобарез (120 км севернее Кветты), содержались советские граждане в количестве 6-8 чел. Тюрьма представляла собой пещеру, выбитую в скальной породе, без доступа света и свежего воздуха. Начальник тюрьмы некий Харуф систематически подвергал пленных пыткам и издевательствам… Не выдержав издевательств и безысходности своего положения, находившиеся в этой тюрьме советские граждане В. Киселев и С. Мещеряков в августе-октябре 1984 г. повесились в камере-пещере.

И это были не единичные случаи. Комендант тюрьмы в Бадабере Абдурахман жестоко избивал пленных плетью со свинцовым наконечником за малейшую провинность, а также заковывал в кандалы. Особую жестокость к пленным проявляли моджахеды из отрядов Ахмад Шаха Масуда. Так, при проведении под руководством генерала И. Родионова операции в Панджшере в июле 1985 г. в кишлаке Дейкхоминики была освобождена тюрьма, в которой содержались военнослужащие правительственных войск и небольшое количество советских военнопленных.

Ворвавшиеся в кишлак десантники 2-го батальона 345-го опдп увидели на территории тюрьмы и в ее окрестностях лежавшие в различных позах более 200 трупов афганских военнопленных. Они были обезображены до неузнаваемости (у многих выколоты глаза, отрезаны уши, руки и ноги, множественные колотые и резаные раны). Причем убиты они были буквально перед самым захватом тюрьмы. Останков советских военнопленных найти не удалось, но была обнаружена яма, где были спрятаны комплекты советской формы одежды, на основании чего сделали вывод, что советские военнопленные тоже содержались в этой тюрьме, но, видимо, заблаговременно были переведены в другое место.

Однако со стороны советских властей действенных мер по освобождению пленных не предпринималось. Предпочитали не ворошить эту тему. Многим из высших партийных функционеров безразличны были судьбы людей, которых они посылали на смерть выполнять мифический "интернациональный долг". Ведь своих сыновей и родственников они предпочитали отправлять в основном на дипломатическую и внешнеэкономическую работу в благополучные страны и международные организации.

Из книги А.А. Ляховского "Трагедия и доблесть Афгана".

Примечательно, что никакой официальной реакции на это Советского Союза не было. Действительно, зачем ради "расходного материала" нарываться на "международный конфликт".

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Апрель, 28, 13:45 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Иди Амин.

Изображение

Иди Амин считается одной из самых курьёзных, одиозных и эпатажных личностей ХХ века. Он вовлечён во множество беспрецедентных трагикомических случаев, которые впоследствии сделали его героем множества историй и анекдотов. На Западе и в некоторых странах Восточной Европы он считался эксцентрической и комической персоной и постоянно высмеивался в карикатурах. Одним из самых абсурдных решений Амина считается его эфемерное объявление однодневной войны Соединённым Штатам Америки. Диктатор Уганды объявил войну одной из сверхдержав только для того, чтобы на следующий день объявить себя победителем. Еще в 50-е годы Иди Амин собственноручно кастрировал пленных. Впоследствии сам придумывал изощренные виды пыток и казней. Например, заключенному предлагалось помилование за то, что он забьет сокамерника насмерть молотком. Выполнивший это условие становился жертвой следующего палача-жертвы. Многих своих жертв Амин бросал на съедение крокодилам. Для обозначения видов казней использовал специальные эвфемизмы ("напоить чаем", "отправить на VIP-обслуживание" и т.п.).

Точные дата и место рождения Иди Амина не известны. Чаще всего биографические источники сообщают в качестве его даты рождения 1 января 1925 или 17 мая 1928, а места рождения - Кампалу или Кобоко. Истоки истории жизни этого человека следует искать на крайнем северо-западе Уганды, где сходятся границы Судана и Заира. Там живут несколько суданских народов, разводящих скот на засушливых местных пастбищах, и именно там в маленькой хижине с травяной крышей шлемовидной формы и родился будущий третий президент Уганды. Впрочем, ни сам Амин, ни его семья не помнили точных сведений об обстоятельствах его рождения. Согласно угандийскому исследователю Фреду Гуведекко, при рождению Амину было дано имя Иди Аво-Онго Ангу Амин. Его отец принадлежал к народу каква, живущему в приграничных районах Судана, Заира и частично Уганды, мать - к другому центральносуданскому народу, лугбара.

Мать будущего диктатора, Асса Аатте (1904-1970), согласно официальным источникам, была медсестрой, но сами угандийцы утверждают, что она была одной из влиятельнейших колдуний страны, лечившей многих представителей племенной знати лугбара. Отец Амина Андре Ньябире (1889-1976), изначально католик, в 1910 перешёл в ислам. Хотя отец расстался с матерью и ребёнком вскоре после рождения Амина, последний по собственной воле принял ислам в шестнадцатилетнем возрасте. В 1941 на протяжении короткого времени Иди Амин посещал мусульманскую школу в Бомбо, где изучал Коран. Ребенок рождался тяжело, поскольку был необычайно большим - весил почти пять килограммов. Мать рано оставила отца и отправилась странствовать по свету, прихватив с собой сына. Сначала она работала на плантациях сахарного тростника, принадлежавших одной из богатых семей азиатского происхождения - Мехта. Затем связь матери мальчика с неким капралом Королевских африканских стрелков привела его в казармы Джинджи.

К шестнадцати годам он принял ислам. Так Амин стал ассоциироваться с 'нубийцами' - потомками тех самых 'суданских стрелков', которые составляли костяк угандийской колониальной армии. Шло время, Иди Амин жил при казармах. Его будущность считалась предопределенной - военная карьера. Пока же 17-летний великан зарабатывал себе на жизнь продажей мандази - сладкого печенья - в районах казарм Джинджи. К этому времени он выучился недурно играть в регби. С английским языком дела обстояли значительно хуже, Амин освоил несколько английских фраз, в основном ругательного содержания, но умел четко произносить: 'Йес, сэр'. А вообще он немного говорил на языках каква и лугбара - языках своих родителей, немного на суахали и относительно неплохо на 'нубийском' - испорченном арабском, на котором до сих пор говорят выходцы из дистрикта Западный Нил в Уганде.

С 1946 года пошел служить в армию, где первоначально занимал должность помощника повара в стрелковой дивизии. Благодаря своей недюжинной физической силе, он в 1948 г. выбился в капралы 4-го батальона Королевских африканских стрелков. По свидетельствам очевидцев, Амин лез из кожи вон, чтобы выглядеть образцовым воякой: его ботинки были всегда начищенными до блеска, на нем безупречно сидела форма. Он был первым в спортивных состязаниях и первым в карательных экспедициях. Он быстро поднимался по служебной лестнице, но есть в его послужном списке и взыскания. В 1950 году - за несвоевременное обращение к врачу по поводу венерического заболевания. Этот факт биографии впоследствии послужил источником версии о том, что умопомрачения Амина связаны с незалеченным сифилисом. Это считалось у 'высоко моральных' британских офицеров серьезным минусом, но, тем не менее, лишь задержало продвижение Амина по службе, а не воспрепятствовало ему.

Он был среди тех, кто подавлял восстание народа Мау-Мау в Кении, причем запомнился особой жестокостью. Впоследствии, когда он сам себе присвоил звание фельдмаршала и украсил грудь, живот, шею и чуть ли не спину боевыми наградами, он утверждал, что воевал в Бирме в составе британского корпуса, но документы этого не подтверждают. Он воевал в Бирме против тамошних партизан. Его бывший командир полковник Хью Роджерс вспоминал, что Амин был "превосходным и надежным солдатом, приветливым и энергичным". Амин увлекался спортом колонизаторов: девять лет подряд он был чемпионом Уганды по боксу в тяжелом весе и единственным черным игроком в регби. Амин дважды завоевывал титул чемпиона по боксу в тяжелом весе среди королевских африканских стрелков (1951, 1952). При росте под два метра он весил более ста двадцати пяти килограммов. Один из непосредственных начальников Амина И. Грэхем говорил о нем: "Он поступил на армейскую службу, не имея практически никакого образования; справедливо будет сказать, что до 1958 года (когда ему исполнилось около тридцати) он был абсолютно неграмотным. В начальный период восстания Мау-Мау в Кении Амин оказался в числе нескольких капралов, проявивших выдающиеся способности - умение командовать, храбрость и находчивость. Поэтому не приходится удивляться, что его повысили в звании".

Грэхем, вспоминает, в частности, такой эпизод. Среди прочих мер по повышению уровня образования кандидатов в офицерский корпус грядущей угандийской армии была и такая - чтобы научить их цивилизованному обращению с собственными финансами, им рекомендовали получать свое жалованье не на руки, как прежде, а со счета в банке. И вот Грэхем лично отвез Амина в тот самый банк в Джиндже, которым пользовался сам. В банке Амину с большим трудом втолковали премудрости, связанные с чековой книжкой и банковским счетом. Но самым трудным, оказалось получить образец его подписи, поскольку Амин привык в армии расписываться отпечатком пальцев. Ему пришлось попотеть и испортить немало бумаги, прежде чем у него получилось что-то похожее на подпись. Получив наконец на руки чековую книжку, Амин тут же заявил Грэхему, что он 'желает' кое-что приобрести. Это 'кое-что' состояло из двух новых костюмов, заказанных у портного, нескольких пижам, транзистора, шести упаковок пива и нового автомобиля - голубоватого 'форда-консула'. Общая стоимость покупок значительно превысила сумму, имевшуюся на счету Амина, и с тех пор до самого отбытия Грэхема из Уганды ни один чек Амина не принимался к оплате без второй подписи - самого Грэхема.

В 1954 г., после прохождения Амином курса обучения в военной школе в Накуру, где ему преподавали и основы английского языка, он получил чин сержанта. Чин эфенди (промежуточный между сержантским и офицерским) Амин получил лишь в 1959 г., закончив специальные курсы в Кении. Да и то лишь после нескольких попыток - камнем преткновения был все тот же английский язык, определенное знание которого требовалось от кандидатов на звание. Его командиром был Милтон Оботе, будущий лидер партии Конгресс угандийских народов. Ловкий адвокат и профессиональный политик, он стал первым премьер-министром, одержав триумфальную победу на спешно организованных выборах. Перед Оботе стояла задача объединить страну и заставить уважать центральную власть, ведь до сих пор 14 миллионов угандийцев с большим почтением относились к вождям своих племен, чем к далекому правительству в Кампале. Учитывая это, Оботе, принадлежавший к малочисленному племени ланги, сделал президентом страны могущественного вождя племени Буганда короля Мутесы П. В Уганде насчитывалось сорок различных племен. Подданные короля Мутесы II представляли собой самое большое племя, в значительной мере англизированное колонизаторами и миссионерами. Бугандийцы считали себя элитой.

В 1962 году, накануне провозглашения независимости Уганды, Амина значительно повысили в звании - до майора. В этом же году он прославился жестокостями по отношению к карамоджонгам Уганды и Кении, участвуя в "ликвидации" конфликта между ними и народом покат (сук). Карамоджонги и покот, живущие по соседству, издревле враждуют из-за взаимных краж скота. Затем Амин 'урегулировал конфликт' между кара-моджонгами и другим скотоводческим народом Кении - туркана. К этому времени он изрядно поднаторел , в излюбленных методах обращения с пленными воинами, выработавшихся у него еще в 50-е годы: избиениях, пытках, запугиваниях. Например, он зачастую угрожал им лишением признаков мужского достоинства и иногда лично приводил эту угрозу в исполнение. Что касается инцидента с туркана, то они жаловались на жестокость Амина еще колониальным властям. Амину грозил суд, и спасло его только личное вмешательство Оботе - будущего президента Уганды. Так или иначе, вплоть до ухода англичан из страны Амин служил в колониальных войсках в роте И. Грэхема, и сослуживцы не питали ни малейших сомнений в том, что после получения Угандой независимости он сменит последнего на его посту.

Так оно и случилось. 9 октября 1962 г. была провозглашена независимость Уганды. Амин, как один из немногих тогда кадровых офицеров-угандийцев тут же получил новое назначение. Его дальнейшей карьере в независимой Уганде немало поспособствовал и тот факт, что его дядя Феликс Онама стал министром внутренних дел в правительстве Оботе. В стремительном продвижении Амина по служебной лестнице сыграли роль и другие не зависевшие от него обстоятельства. Наиболее вероятным кандидатом на пост руководителя вооруженных сил независимой Уганды считался майор Каругаба - единственный угандиец, который обучался в знаменитом военном училище Сандхерст в Англии. Но он был выходцем из народа баганда и к тому же католиком. Поэтому, когда в 1964 году в казармах Джинджи вспыхнули волнения, Оботе с радостью избавился от Каругабы.

Главнокомандующим был назначен, Ш. Ополот, как более образованный, а Амин, принимавший непосредственное участие в подавлении бунта в казармах Джинджи, стал его заместителем. В том же году Амин получил чин бригадира (полковника) . К 1966 г. бригадир Амин уже имел в Камбале дом на холме Кололо с охраной, кадиллаком и двумя женами и собирался жениться на третьей. Официально (вернее, номинально) армию Уганды возглавлял президент страны Мутеса II. Вот каким ему виделся Амин в те годы: 'Амин был сравнительно простым, жестким человеком. Он бывал во дворце, и я видел, как он довольно успешно боксирует. Позднее премьер-министр Оботе велел ему не приближаться ко мне без его особого разрешения, что могло показаться естественным, поскольку я был верховным главнокомандующим. Его взгляд на финансы был по-солдатски прямолинеен: если у тебя есть деньги - трать их. Банковские счета на подставных лиц были выше его возможностей, и неудивительно, что среди всех обвиняемых только его банковский счет хоть и с трудом, но поддавался объяснениям'.

В феврале 1966 года парламент заинтересовался вопросом, куда делись золото и слоновая кость на сумму 350 тысяч долларов, которые Амин конфисковал у конголезских повстанцев. В ответ разгневанный такой дерзостью полковник арестовал пятерых министров, которые поддержали идею расследования, а его бывший однополчанин Милтон Оботе приостановил действие конституции. Амин получил полный контроль над армией и полицией страны. Спустя два месяца Оботе объявил утратившими силу положения конституции, согласно которым политическая власть в Уганде принадлежит на равных правах премьер-министру и Мутесе II, королю баганда, самого многочисленного племени страны, занимавшему декоративный пост президента. По приказу Оботе Амин разгромил малочисленную армию грозившей отделиться Буганды, где царствовал Мутеса, ввел в провинции чрезвычайное положение и арестовал наиболее видных сепаратистов, после чего король бежал на Британские острова, где спустя три года умер. Милтон Оботе стал президентом Уганды, урезал привилегии пременных вождей и запретил все политические партии кроме собственной.

В 1967 году Иди Амин стал бригадным генералом. Однако мало-помалу президент начал сомневаться в его лояльности, и генерал это очень хорошо понимал. Свою роль сыграли этнические и религиозныве противоречия: Оботе был протестант и принадлежал к племени ланги, Амин - мусульманин-"нубиец". В конце концов Оботе убедил себя в том, что Амин плетет за его спиной заговор. И очень может быть, что не ошибался. В 1971 году, отправляясь на конференцию Британского Содружества в Сингапур, президент приказал Амину готовиться к отчету об исполнении бюджета министерства обороны. Этот приказ ему дорого обошелся. Назад в Уганду Милтон Оботе больше не вернулся. 25 января Иди Амин совершил в стране военный переворот силами танкового батальона, предусмотрительно сформированного из "нубийцев". Оботе, уже находившийся на обратном пути и приземлившийся в Танзании, назвал своего бывшего верного соратника "величайшим чудовищем, которого когда-либо рожала африканская мать". Характеристика эта вскоре в полной мере оправдалась.

Государственный переворот произошел 25 января. По декрету № 1, опубликованному 2 февраля, Амин становился главой государства, верховным главнокомандующим вооруженными силами страны, а также начальником штаба обороны. Он возглавил совет обороны, созданный еще при Оботе. На первом же заседании кабинета министров Амин присвоил всем министрам офицерс- кие звания и выделил им по черному "мерседесу" с надписями на дверцах: "Военное правительство". На первом заседании Амин произвел впечатление демократа, позволив каждому высказаться. Первым делом Амин убедил вождей бугандийцев в том, что именно он спас короля Мутесу II, позволив ему скрыться. Амин освободил политических заключенных, арестованных при Оботе, и вернул на родину тело короля для погребения. Ритуальная церемония получилась роскошной, Щедрость бугандийцев произвела неизгладимое впечатление на Иди Амина. Вообще, первая половина 1971 года проходила под знаком всеобщей эйфории в стране. Амин много ездил по стране и выступал перед народом. Но террор не заставил себя ждать. Его первыми жертвами стали офицеры, оказавшие сопротивление Амину во время переворота. За три недели уничтожено более 70 офицеров. Бывший начальник штаба армии, бригадир Сулейман Хуссейн, был брошен в тюрьму, где его забили ружейными прикладами. Голову бригадиру отсекли и привезли в новый роскошный дворец Амина в Кампале. Президент поместил ее в морозильную камеру своего холодильника. Иногда он доставал голову Хусейна и беседовал с ней.

В течение пяти месяцев Амин уничтожил почти всех лучших офицеров армии. Однако от народа Уганды это скрывалось. По официальной версии, некоторые офицеры были осуждены военным судом и казнены за предательство. На освободившиеся армейские должности Амин назначил людей из родного племени каква. Повара, водители, дворники и телеграфисты превратились в майоров и полковников. Террор осуществлялся армейскими подразделениями, где Амин опирался на унтер-офицеров - людей примерно равного с ним образования и кругозора. Сам Амин любил повторять: "Я не политик, а профессиональный солдат. Поэтому я - человек немногословный, и в своей профессиональной карьере я всегда был очень краток". Он быстро продвигал своих любимцев на офицерские должности. Он никогда не фиксировал таких назначений письменно, а просто говорил: "Ты капитан" или: "Ты теперь майор". По спискам вылавливали людей, имена которых начинались на "О" - это означало принадлежность к народу ачоли и ланги, составлявших основу армии Оботе.

Целая серия убийств солдат и офицеров - ланги и ачоли - была совершена в казармах в разных частях страны. А вслед за ними - первое убийство тех, кто попытался предать эти события гласности. Речь идет о двух американцах - Н. Строу и Р. Сидле. Один из них был свободным журналис- том в Африке, другой - преподавателем социологии в Макерере. Один из них был 'свободным' журналистом в Африке, другой - преподавателем социологии в Макерере. Прослышав в начале июля 1971 года об уничтожении ланги и ачоли в казармах Мбарары иДжинджи, они тут же отправились в Мбарару. Их встретил заместитель командира части майор Джума Айга, бывший таксист. Состоялся жесткий разговор, обоих американцев убили, а Джуму позже видели разъезжавшим на голубом 'фольксвагене' Строу. Трупы закопали в первой попавшейся воронке от снаряда. Когда же американское посольство поинтересовалось судьбой соотечественников, трупы срочно выкопали и сожгли. Сожгли и голубой 'фольксваген'. Позже, почти через год, по настоянию американцев было назначено судебное расследование. Судья, нашедший следы убийства и признавший аминовских офицеров виновными, был уволен, а результаты расследования объявлены Амином недействительными. Тело одной из жен Амина так же было найдено расчлененным в багажнике автомобиля.

Через три месяца число жертв превысило десять тысяч. До переворота Амина в угандийской армии насчитывалось примерно 5000 ачоли и ланги. Через год их осталось не более тысячи. Неподалеку от водопада Каруме на реке Виктория Нил расположен крокодилий садок. Хищникам скармливали труппы жертв террора. В течение года Уганда сделалась банкротом. Национальный банк получил распоряжение печатать миллионы не имеющих ценности банкнот. Таким образом глава государства затыкал бреши в экономике, а оставшиеся долларовые и стерлинговые ресурсы использовал по своему усмотрению. Для борьбы с инакомыслием Иди Амин организовал собственную службу безопасности - Бюро государственных расследований, полностью контролировавшееся диктатором. Этой организацией не только мгновенно пресекалась любая оппозиция, но и велась слежка за большей частью городского населения. Более того, для восполнения бюджета БГР

Второй год правления Амина был отмечен двумя событиями, получившими международной резонанс. Во-первых, разрывом отношений с Израилем и переориентацией на союз с арабскими странами. Еще незадолго до этого, в 1971 году, Амин нанес в Израиль один из своих первых зарубежных визитов в качестве правителя Уганды. А уже в начале следующего года последовали яростные нападки Амина на израильскую политику в арабском мире. Акция эта покончившая с участием израильских военных специалистов в обучении угандийской армии и превратившая Амина в глазах мировой общественности в "борца против сионизма", ввела в заблуждение правительства многих стран. Тогда в мире еще не знали, что за жестокий режим террора и убийств представляет собой его правление в Уганде. Вместо президента Израиля ближайшим другом Амина стал ливийский лидер Муамар Каддафи, которого угандийский диктатор посетил в феврале (на израильском самолете с израильским пилотом). Каддафи, заинтересованный в уменьшении влияния Израиля в Африке, пообещал Амину солидную помощь - материальную и военную. Лидер Уганды разразился гневными тирадами и яростными выпадами против Израиля и Штатов, театрально выставив из страны небольшую группу израильских инженеров-строителей. Амин открыл в Кампале представительство Организации Освобождения Палестины. Диктатор публично заявил о своем восхищении политическим кумиром Каддафи - Адольфом Гитлером и выдвинул проект возведения мемориала Гитлеру в самом центре Кампалы. Он публично заявил, что Гитлер правильно поступил, уничтожив 6 миллионов евреев, собирался так же издать "Протоколы сионских мудрецов".

Тогда же началась и насильственная исламизация Уганды. Страну, где мусульмане составляли не более 10 процентов населения, Амин объявил частью исламского мира. Мусульманам отдавалось предпочтение при назначении на государственные должности. "Нефтедоллары", которые Ливия, а затем и другие арабские страны отпускали "борцу с сионизмом" Амину, шли в основном на его личные нужды - строительство нового дворца, приобретение автомобилей. И при этом диктатор говорил: "Самый бедный человек в Уганде - Иди Амин. У меня ничего нет, и я ничего не хочу. Потому что иначе я не смог бы справляться со своими обязанностями президента". Однажды жарким августовским вечером 1972 года гости Амина, собравшиеся на обед в его резиденции в Энтеббе, были поражены и шокированы, когда хозяин неожиданно вышел из-за стола и вернулся из кухни с обледеневшей головой бригадира Хуссейна в руках. Охваченный приступом ярости, Амин принялся выкрикивать оскорбления отрубленной голове, швырять в нее ножами, а затем приказал гостям уйти.

Двумя днями позже президент неожиданно возник в Восточной Уганде. 4 августа 1972 года при посещении одной из казарм на западе Уганды Амин заявил солдатам, что накануне ночью во сне Аллах внушил ему мысль изгнать из страны всех лиц азиатского происхождения, которые "доят экономику Уганды". Выходцы из Южной Азии, переселённые в Уганду ещё во времена английского владычества, действительно представляли собой костяк торговли Уганды, однако значительная часть из них была занята в других сферах деятельности. Азиатская община Уганды ведет свою историю от первых кули, которых британские власти ввозили туда еще в начале ХХ века. Постепенно община разрасталась, "азиаты" развернули в стране целую сеть мелких лавочек и крупных магазинов, промышленных предприятий. К 1972 году в Уганде насчитывалось 50 000 "азиатов", причем 30 000 имели двойное гражданство или считались подданными других стран, в основном Великобритании.

Амин предоставил 50 000 проживающим в Уганде азиатам, преимущественно выходцам из Индии (в основном из штата Гуджарат) и Пакистана, 90 дней на то, чтобы покинуть страну. Всё имущество этой части населения было национализировано и позже передано унтер-офицерам угандийской армии, поддерживающим диктаторский режим. По радио передавали песню: 'Прощайте, прощайте, азиаты, вы доили нашу экономику слишком долго. Вы доили корову, но не кормили ее'. 'Азиатов' запугивали, их девушек насиловали. Амин заявил, что те из азиатов, которые не уберутся к 8 ноября из Уганды, должны будут переселиться из городов в деревни, чтобы 'смешаться с угандийцами и жить их жизнью'. Неудивительно, что к 8 ноября 1972 года лишь очень немногие из лиц азиатского происхождения остались в Уганде. Беглецов принимали у себя несколько стран, и все же судьба многих из них, лишенных средств к существованию, была трагичной. Зачем же Амину нужна была вся эта кутерьма? Откровенно расистская кампания, развернутая им, имела целью добыть средства, чтобы как-то расплатиться за поддержку с армией, главным образом с теми самыми унтер-офицерами, на которых он опирался. Самого Амина можно было видеть за рулем роскошного лимузина мультимиллионера Мадхвани. Ему же достался шикарный дворец Мадхвани в Джиндже. Новые хозяева старались как можно больше утащить домой, не думая о расширении производства. Неудивительно, что все отнятое у "азиатов" пришло в запустение - фабрики, аптеки, школы, магазины и пр. Исчезли товары первой необходимости. Одно время в Кампале не было соли, спичек, сахара. Словом, по экономике Уганды был нанесен серьезный удар.

Международный резонанс изгнания 'азиатов' был достаточно велик. Например, осложнились взаимоотношения с Великобританией. Этот эпизод - один из примеров блефа Амина на международной арене. Англия поначалу приветствовала его переворот - именно туда летом 1971 года он нанес один из первых своих зарубежных визитов. Тогда его принимали и премьер-министр, и министр иностранных дел, и сама королева. На этот раз Амину официально предложили возместить ущерб, нанесенный британским предприятиям в Уганде в результате 'экономической войны'. Ущерб оценивался в сумму около 20 миллионов фунтов стерлингов. В ответ Амин заявил, что готов обсудить этот вопрос, если британская королева и британский премьер-министр Хит лично прибудут к нему в Кампалу. И добавил, что готов принять от королевы ее полномочия главы Британского содружества наций.

Через год, когда зашла речь и о компенсации ущерба британским подданным - азиатам, который оценивался в 159 миллионов фунтов стерлингов, Амин основал 'фонд помощи Великобритании'. В этот новый фонд Амин внес 'из своего собственного кармана первоначальный взнос - 10 тысяч угандийских шиллингов, чтобы, как он заявил, помочь Британии пережить охвативший ее экономический кризис'. 'Я взываю ко всему народу Уганды, который всегда был традиционным другом британского народа, прийти на помощь своим бывшим колониальным хозяевам',- сказал он. Вслед за этим, Амин послал британскому премьер-министру телеграмму, в которой говорилось, что экономические сложности Британии досадны для всего содружества, и он предлагает свою помощь в их решении. Это Уганда-то, сама находившаяся в далеко не лучшем экономическом положении, собиралась спасти Англию! Наглость Амина на международной арене не имела предела: он не явился на очередную конференцию стран Содружества, поскольку не были выполнены поставленные им условия: королева не прислала за ним самолет, экипированный караулом из шотландской гвардии, а Генеральный секретарь стран Содружества не предоставил ему пару обуви его (46-го) размера! А в ноябре 1974 года Амин предложил перевести штаб-квартиру ООН в Уганду, потому что это - 'географическое сердце Африки и всего мира'. Амин провозгласил себя королем Шотландии. В 1975 он прибыл в килте - шотландской юбке - на похороны члена саудовской королевской семьи.

Когда президент соседней Танзании Джулиус Ньерере высказал свой протест по поводу депортации индусов, Амин отправил ему телеграмму следующего содержания: "Я очень люблю Вас, и если бы Вы были женщиной, то я бы женился на Вас, хотя Ваша голова уже седа". Руководителям Великобритании, потребовавшим возмещения нанесённого британским предприятиям в ходе изгнания азиатов ущерба размером 20 миллионов фунтов стерлингов, Амин ответил, что обдумает их требования, когда королева и премьер-министр Хит лично прибудут в президентский дворец Кампалы, а также предложил королеве Елизавете II передать ему полномочия главы Британского содружества наций. Амин, бывший мусульманином, начал жестокий террор и против христианского населения страны (при том, что численность мусульманского населения немногим превышала 10 %). Христиане вслед за иммигрантами из Южной Азии были объявлены виновниками всех бед в стране. Чтобы защитить христианских верующих от гонений, архиепископ Уганды, Руанды и Бурунди Янани Лувум и другие церковные сановники подписались под отправленной диктатору петицией с критикой террористических методов управления страной. В ответ на сопротивление архиепископа Иди Амин в середине февраля 1977 в номере гостиницы "Нил" собственноручно застрелил архиепископа Янани Лувума, предварительно попросив того помолиться за мирное будущее Уганды. Вскоре скудное официальное сообщение от 17 февраля 1977 оповестило, что Лувум и двое министров правительства Уганды погибли в автокатастрофе. Когда правда о зверских убийствах была предана широкой огласке, весь христианский мир был потрясён.

В период массового исхода индийцев сторонники Оботе предприняли неудачную попытку вооруженного вторжения с танзанийской территории. В сентябре 1971 года остатки верных Оботе солдат, концентрировавшихся в Танзании, попытались свергнуть тирана. Это было скорее фарсом, чем серьезной акцией, так как нападавших было не более тысячи. Амин без труда отразил нападение и использовал его как повод для ужесточения репрессий. По приказу Амина через пять месяцев после этого в разных частях Уганды одновременно казнили многих людей. Осужденных раздевали догола, кому-то из них выкололи глаза перед расстрелом. Смотреть на это зрелище сгонялись толпы народа. Всех казненных обвинили в том, что они - "партизаны Оботе". Бесчинства вершили эскадроны смерти, сформированные, конечно же, из "нубийцев". Если поначалу они истребляли политических противников режима и просто чем-либо выдающихся, известных в стране и за ее пределами людей - бывших министров, судей, дипломатов, профессоров, врачей, банкиров, католических и англиканских священников - то затем пришел черед и простых фермеров, студентов, чиновников и мелких лавочников. Единственной причиной этих бессудных расплав было стремление палачей завладеть имуществом жертв.

Амин разрешил своим верным палачам убивать ради выгоды. Он знал традиции угандийцев, их глубокое почтение к останкам умерших родственников и готовность отдать последний угандийский шиллинг за возможность получить останки своих близких для погребения. Когда в подвалах трехэтажного здания Бюро скапливалось слишком много трупов, в скорбящие семьи посылали депутации с сообщениями, что их родственник был арестован, но исчез после ареста и, к несчастью, вероятнее всего, умер. За розыск тела взималась плата в размере ста пятидесяти фунтов. Если семья не имела таких денег, ей следовало отдать государству все самое ценное. В обмен на это убийцы из Государственного Сыска везли вдов, рыдающих сыновей и дочерей в лес на окраине Кампалы. Таким образом, Амин изобрёл один из наиболее аморальных и бесчеловечных способов получения денег, известных в практике авторитарных режимов, - работники БГР с личного поощрения президента имели право арестовывать и убивать случайных людей.

В 1973 году последовала целая серия отставок министров Амина, осознавших наконец губительную сущность его режима. Еще до этого наиболее строптивые из них, такие, например, как верховный судья Бенедикто Киванука, лидер Демократической партии, запрещенной, как, впрочем, и все другие при Амине, были попросту убиты. Убийство Кивануки, ознаменовавшее развязывание террора против политических лидеров, произошло в сентябре 1972 года. Поэтому новые отставки министров происходили в основном во время ик поездок за рубеж, что давало им возможность сохранить себе жизнь и эмигрировать одновременно. Естественно, что почти неграмотный Амин, как и все люди такого типа, патологически ненавидел интеллигенцию. Даже врачей, лечивших его. К 1977 году из Уганды сбежали 15 министров, 6 послов и 8 заместителей министров. Фактически полностью опустел университет Макерере. В эмиграции оказались профессора, деканы факультетов и лекторы по основным дисциплинам. Остались лишь конформисты, перекраивавшие историю, географические карты и т. д. по указке Амина. В начале 1975 года произошел ряд покушений на Амина, неудавшихся, но закончившихся очередными массовыми казнями.

Амин разрешил террористам из Палестины и Германии, угнавшим 27 июня 1976 в Афинах самолёт французской авиакомпании "Эйр Франс" посадить его в международном аэропорту Энтеббе, второго по величине города страны. Террористы угрожали убить 256 захваченных заложников, размещённых в пассажирском терминале в Энтеббе, если они не добьются освобождения 53 бойцов ООП из тюрем нескольких стран Европы и Израиля. Срок ультиматума истекал 4 июля. Амин, вернувшийся с Маврикия, объявил себя посредником в переговорах с Израилем, предоставил террористам войска оцепления для защиты аэропорта и несколько раз навещал заложников, утверждая, что он "послан Богом, чтобы спасти их". Тем не менее, он дал разрешение только на освобождение заложников, не являвшихся израильскими гражданами. Однако 3 июля 1976 в результате блестяще проведённой операции израильских спецслужб заложники были освобождены, 20 угандийских солдат и 7 террористов убиты, все угандийские военные самолеты в аэропорту Энтеббе взорваны. Потери израильских спецслужб во время операции были минимальными - было убито всего двое израильтян. Из заложников в Уганде осталась только 73-летняя Дора Блох, бывшая переводчицей на переговорах, доставленная из-за проблем со здоровьем в больницу. По личному распоряжению Амина она была застрелена двумя офицерами армии Уганды, а её тело бросили вблизи Кампалы. Труп убитой заложницы был обнаружен и сфотографирован фоторепортёром угандийского Министерства информации Джимми Пармой, который вскоре также был казнён в лесу Наманве.

В 1977 году Уганда была одной из 25 беднейших стран мира. На армию расходовалось около 65 процентов валового национального продукта, на просвещение - 8, на здравоохранение - 5. Фермы разорялись. Стоимость жизни в результате хронического дефицита продуктов и товаров возросла за время правления Амина на 500 процентов. Превратились в дефицит удобрения для полей, лекарства для людей. Летом 1977 года юридически распалось Восточноафриканское экономическое сообщество. К краху его привела политика Амина, успевшего перессориться с двумя другими членами сообщества - Кенией и Танзанией, а также экономическая нестабильность самой Уганды. Для страны это было чревато новыми хозяйственными трудностями, ибо Сообщество сложилось исторически, имело определенное разделение труда, общую валюту, даже единую авиакомпанию. В 1977 году выросли мировые цены на кофе, и экономическое положение Уганды улучшилось, а с ним укрепились и позиции Амина.

1978 год принес Уганде некоторое экономическое облегчение: из-за заморозков в Бразилии существенно поднялись мировые цены на кофе. В страну вновь потекли деньги, вырученные за его продажу. Но в октябре почувствовавший себя увереннее Амин двинул свои войска на Танзанию. Поначалу успех сопутствовал ему - внезапность нападения, использование самолетов и танков дали ему возможность захватить часть территории. Однако угандийские войска встретили неожиданно сильный отпор и в начале 1979 года обратились в бегство. В самой Уганде возникло множество антиаминовских организаций, объединившихся в 1978 году во Фронт национального освобождения Уганды. 11 апреля 1979 года пала Кампала, и это было концом режима Амина. В одном из своих последних радиовыступлений Иди Амин призвал верные ему войсковые части занять оборону в городе Джинджа близ водопада Оуэн и стоять до последнего. Однако ни один солдат в Джиндже не появился, как, впрочем, и сам Иди Амин. На своем личном самолете он бежал в Ливию под защиту верного союзника полковника Каддафи.

В конце концов, Амин объявился в Саудовской Аравии, где король Халед предоставил ему убежище. Там же объявились двадцать три из пятидесяти его официально признанных детей. Остальные двадцать семь остались в Африке. По подсчетам Амина, у него к 1980 году было 36 сыновей и 14 дочерей. С ним находилась одна из его жен - Сара. Судя по сообщениям печати, он занимался в изгнании в основном изучением арабского и чтением "Истории Второй мировой войны". Тренировался в каратэ и боксе. В 1989 году он решил съездить в Заир , выправив себе для этого поддельный паспорт. Заирские власти взяли его под стражу. Угандийское правительство заявило, что с удовольствием примет бывшего диктатора с целью суда над ним. Других желающих принять Амина не нашлось. В конце концов, саудовцы под давлением ряда мусульманских стран разрешили Амину въехать обратно. В Джидде Амин вел затворнический образ жизни. Изредка его видели за рулем белого "шевроле" или в торговом центре в окружении семейства, в котором за 24 года изгнания втрое прибавилось детей. В июле 2003 года он был госпитализирован и с 17 июля находился в коме и был подлючен к системам искусственного кровообращения и дыхания. Уже в больнице у него отказали почки. 16 августа он умер.

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Май, 05, 18:39 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Изображение

Офицер корниловских полков.

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Июнь, 09, 1:10 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Русские дистрофики и немецкие богатыри
Коммунисты любят обвинять царизм во всем: в плохом отношении к крестьянам, в непонимании интересов рабочих, в общей культурной отсталости и цивилизационной дикости. На тему Первой мировой войны уже сложился целостный миф: "царские дуремары плохо подготовили страну, допустили разруху и развал". Как пишет Сергей Кара-Мурза, "известно, что царская Россия была добита нехваткой хлеба в городах в начале 1917 г". Ага, известно, что все познается в сравнении.

О том, как были дела с продовольственным обеспечением в других странах, большевики часто предпочитают не упоминать. Неудивительно, ведь иногда они обстояли совсем хреново. Вот пример вопиющего разгильдяйства отсталого и реакционного режима германского кайзера:

Биржевые ведомости
25 мая 1917 года

Военнопленный 150-й германской самокатной роты, захваченный на одном из участков Западного фронта, показал: меновая торговля русским хлебом существует уже два месяца. Инициатива в этом обмене исходила большею частью со стороны германцев, ощущавших сильный недостаток в хлебе, и в последнее время мена происходила в русских окопах и у проволочных заграждений. Более всего оказывались обеспеченными русским хлебом германские солдаты в полевых караулах -- как более близкие к русскому расположению. Хлеб русскими солдатами доставлялся в значительном количестве, обычно каждый солдат приносил полкаравая. Германцы за хлеб давали русским разные вещи: часы, ножики, кошельки, бритвы, бумажники, сигары, папиросы; причем хлеб германцами расценивался дешево, и почти при каждой мене от русских солдат требовалась доплата деньгами. Кроме хлеба, германцы получают от русских солдат мыло и сахар, в чем также ощущается недостаток в Германии. Германская армия, по словам пленного, получает весьма существенную помощь продовольствием от русских войск, и оно дает ей возможность переносить острый продовольственный кризис. Самая бойкая торговля производится в утренние часы и вечером, так как, по словам русских солдат, наши офицеры не разрешают торговать хлебом. Германские же начальники даже поощряют эту торговлю как способствующую к установлению лучших отношений с русскими и поддерживающую питание германских солдат.

То есть, Россия уже выбита по факту из войны, ее армия разлагается, а оголодавшие немецкие войска торгуют продовольствие у, как мы знаем из курса советской истории, несчастных русских солдатиков. Причем хлеба у последних настолько много, что "богатые" немцы не гнушаются у них выпрашивать еще и деньги. Собственно, а почему же великие прагматики и педанты дошли до такой катастрофы - покупать жратву у врагов? А вот почему:

"У нас не было такой центральной организации, которая могла бы руководить сельскохозяйственным производством и наладить учет источников поступления продуктов вплоть до самой последней деревни. Положение было таково, что для принятия ответственных решений не имелось необходимых статистических материалов. Следствием этого явилось то, что, например, общее количество свиней, выведенных на убой, оказалось большим, чем это было нужно, а в то же самое время огромные запасы картофеля сгнили без употребления. Основанное в 1916 году, главное военно-продовольственное управление не могло уже наверстать всего упущенного перед войной и во время нее. Все мероприятия оказались слишком запоздалыми. И только тогда, когда нехватка продуктов стала исключительно острой, было решено перейти к нормированию отдельных продуктов питания. Однако выдача продовольствия по карточкам производилась большей частью с задержками и не полностью. В ходе затянувшейся войны снабжение сокращалось не только в результате блокады, но и за счет уменьшения производства сельскохозяйственных продуктов внутри страны. Сельское хозяйство нуждалось в рабочей силе и средствах производства. Быстро снижалась плодородность земли, сельскохозяйственное производство замирало. Принудительные хозяйственные мероприятия проводились в сельском хозяйстве непоследовательно. Бургомистры и жандармы, на которых крестьяне смотрели, как на своих врагов, проявили себя как весьма неподходящий инструмент контроля за выполнением норм поставок. Крестьянин постоянно доказывал, что установленные нормы поставок не соответствуют объему его производства. В крупных центрах промышленных районов голод начался еще зимой 1916/17 года, да и солдаты на фронте лишь немногим лучше, чем население в тылу, снабжались на родине».

Ганс-Иохаим Рике. Продовольственная проблема и сельское хозяйство во время войны/Итоги Второй мировой войны: выводы побежденных. СПб, 1998

И этот бардак во втором по мощи индустриальном государстве мира! Примечательно, что отсталый кайзеровский режим, а заодно и прогнившая власть в Австро-Венгрии довели свое население до правдивого и реального голода. Не того, выдуманного в февральском Санкт-Петербурге, а "как нужно": с отваром из брюквы, нищенскими карточками на муку, пожиранием картофельных очистков и гнилого турнепса. О чем говорить, если на захваченных территориях в Румынии австро-венгерские и германские войска забирали у крестьян последние коровы и вывозили оттуда подчистую даже неспелую или подгнившую кукурузу? Когда жратвы мало, то не до праздника - авось созреет по пути. Или съедим.

Впрочем, решить продовольственную задачу гениальные планировщики немцы и австрийцы так и не смогли. После голодной зимы 1916-1917 годов (т.н. "брюквенная зима") последовала совсем уже голодная осень 1917 года. Косвенно о размерах бедствия дает представление статистика роста смертности от легочных заболеваний в Германии - с конца 1914 года по конец 1917 года она выросла почти на 50% (это в одном из самых развитых государств мира), а в Австрии - на 70%.

В январе 1918 года были серьезно урезаны пайки в Германии и Австро-Венгрии. В Вене на работающего главу семьи выделялось 450 грамм муки. В этих странах сотни тысяч рабочих вышли на улицы, а в столице Австрии вспыхнула забастовка. В Брюнне, Кракове и Будапеште происходили демонстрации с требованием немедленного заключения всеобщего мира. Погасить волнения в какой-то мере удалось лишь благодаря договоренностям с социал-демократами: власти пообещали, что благодаря скорому миру с Россией ситуация выправится. В Германии дело пошло еще дальше: в Берлине на улицы вышло до 500 тыс. человек, остановились заводы Круппа, верфи Данцига, заводы "Вулкан", заводы военных снаряжений в Киле и все предприятия ВПК Берлина.

Русского царя Николая II иногда упрекают за то, что они приказал в феврале 1917 года навести в далеко не голодающем Петербурге порядок жесткими мерами. А вот немцев в этом не винят: в начале февраля Берлин был объявлен на военном положении и армия начала подавлять голодные бунты. Не мифические, как в Петербурге, а вполне реальные. Бунты людей вторую зиму подряд жующих картофельные очистки.
http://users.livejournal.com/_devol_/216903.html#cutid1

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Июнь, 21, 22:25 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Изображение

"Встреча жен руководителей США и СССР. Жаклин Кеннеди и Нина Петровна Хрущева."

Мне кажется, что победителя в Холодной войне можно было легко угадать благодаря лишь этой фотографии, уж очень разительный контраст. Качественный и фатальный для страны Советов.

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Июнь, 22, 8:12 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2007, Февраль, 05, 11:48
Сообщения: 2824
Откуда: Ноябрьск
"Угадать где на фото Нина петровна проще простого." :-D Бля я это написал не прочитав второе предложение в подписи к фотке. Теперь ржу. :-D и думаю оставить или стереть

_________________
Где блок?? (с) Н.В.Карполь


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Июнь, 22, 8:16 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2007, Апрель, 16, 12:21
Сообщения: 12253
Откуда: Москва
Бля это клевета на СССР и фотомонтаж :-D


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Июнь, 22, 8:32 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2007, Февраль, 05, 11:48
Сообщения: 2824
Откуда: Ноябрьск
Изображение
тут она понаряднее

_________________
Где блок?? (с) Н.В.Карполь


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Июнь, 22, 8:35 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2007, Апрель, 16, 12:21
Сообщения: 12253
Откуда: Москва
Изображение

Я так понял, это предки передачи "Снимите это немедленно" :-D


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Июнь, 22, 8:37 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2007, Февраль, 05, 11:48
Сообщения: 2824
Откуда: Ноябрьск
Цитата:
Я так понял, это предки передачи "Снимите это немедленно

Да а побокам две стервозные ведуие сейчас поведут тетю Нину в стокцентр выбирать ширпотреб буржуйский

_________________
Где блок?? (с) Н.В.Карполь


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Июнь, 22, 8:43 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2007, Апрель, 16, 12:21
Сообщения: 12253
Откуда: Москва
А в натуре, посмотри внимательно, насколько открытое лицо у Нины Петровны, буддийское спокойствие, и эти заграничные шалавы, улыбки - будто кусаться начнут :shock:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Июль, 02, 10:43 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Борьба с крамолой по-северо-корейски.
Из книги Андрея Ланькова "Неформальная история Северной Кореи":

Наверное, имеет смысл рассказать здесь о том, за что же человек может оказаться в северокорейской тюрьме. Сейчас информацию такого рода можно легко найти в многочисленных воспоминаниях перебежчиков, опубликованных в Южной Корее. Однако я бы хотел начать свой рассказ с тех случаях, о которых узнал сам во время своего пребывания в Северной Корее, бесед с северокорейцами и работавшими в Пхеньяне советским дипломатами. Надо сказать, что о подобных случаях упоминали не один раз.

Вот один из подобных эпизодов, о котором мне рассказал советский дипломат. На Пукчжинском алюминиевом заводе в 1977 году был один молодой инженер, человек способный и работящий. Он близко сошелся с нашими специалистами, стал брать у них литературу, несколько раз имел неосторожность выразить свою симпатию к СССР и даже как-то при свидетелях сказал, что «у СССР надо учиться». Он был арестован и публично расстрелян, как объяснили рабочим, за «низкопоклонство перед иностранщиной».

Практика публичных расстрелов за излишне теплое отношение к советскому опыту или людям, да и вообще за любые положительные отзывы о научно-технических или культурных достижениях иных стран особо широкое распространение получила в шестидесятые годы, в период борьбы за утверждение «чучхе» – корейской самобытности. Так, по словам одного отставного офицера, служившего в корейской истребительной авиации и впоследствии бежавшего в СССР, в 1960-1961 годах у него в эскадрилье были казнены два человека. Один из них – за то, что во время полета на его самолёте вышла из строя система подачи топлива (обвинили во вредительстве), а другой – за излишне одобрительные воспоминания о советских военных советниках и высокую оценку их профессиональных качеств.

Другой случай, о котором автору стало известно во время пребывания в Пхеньяне в 1984/85 гг., произошел со студентом университета, мать которого работала закройщицей в ателье. Однажды ее арестовали прямо на работе и больше ее никто не видел. Через три дня и студенту, и его братьям и сестрам было приказано выехать в деревню. Несколько месяцев спустя приехавший из дальнего уезда человек привез письмо, в котором этот студент писал о своей жизни в ссылке. Ему и его семье приходится работать по 12-14 часов в день, а в их наспех построенном домишке ночами даже не тает лед. По-видимому, эта семья оказалась в административном порядке выслана в «район действия постановления No.149» или же «особый район объектов диктатуры».

Немало примеров такого рода можно найти и в воспоминаниях живущих сейчас в Южной Корее перебежчиков из КНДР.

Как вспоминает Ан Мён Чхоль, в лагере, где он служил охранником, находилась 27-летняя Хан Чин Док. Попала она туда в возрасте всего лишь 7 лет, по делу своего отца Хан Бён Су, сельского ветеринара. В начале семидесятых ее отец, который лечил свинью у крестьянки, сказал: «В это мире даже свиньи не могут расти как хотят». Крестьянка, усмотрев в этом выпад против властей, донесла, и на следующий день сотрудник политической полиции пришел к Хан Бен Су. Тут ветеринар совершил вторую ошибку, которая окончательно определила не только его судьбу, но и судьбу его семьи. Он назвал северокорейского руководителя «Ким Ир Сен», не употребив при этом никакого обязательного титула («Великий Вождь товарищ Ким Ир Сен», например). Он был арестован, подвергнут пыткам, подписал все необходимые признания в заговорщической и реакционной деятельности, и был расстрелян, в то время как его жена и две дочери попали в концлагерь. Жена его умерла там, да и у дочери судьба сложилась трагически: после того, как один из охранников потерял места по обвинению в связи с ней (связь с заключенными женщинами – идеологическое преступление), друзья «пострадавшего» схватили ее, изнасиловали, искалечили, и добились ее отправки на подземные работы, что в целом равнозначно смертному приговору.

Кан Чхоль Хван вспоминает о побеге из лагеря, который совершили двое бывших солдат. Причиной их ареста стало то, что они пели южнокорейские песни, которые выучили, пока служили на 38-й параллели. Впоследствии солдатам удалось бежать и скрываться от погони в течение нескольких месяцев. Впрочем, в итоге их побег кончился также, как и большинство побегов: они были схвачены и повешены в присутствии специально собранных для этого заключенных (среди которых был и сам Кан Чхоль Хван).

Впрочем, подобные примеры можно приводить бесконечно. Ясно, что заметная часть тех людей, которые сейчас находятся в северокорейских тюрьмах, попали туда из-за проступков, которые ни в какой другой стране не были сочтены бы преступлениями. Ясно также и то, что другая, тоже немалая, часть северокорейских заключенных вообще ничего предосудительного (даже по весьма параноидальным меркам пхеньянского режима) не совершила, а оказалась там по принципу семейной ответственности, который проводится в КНДР в жизнь с последовательностью, не имеющей в современном мире аналогов.

****

Вот в этом, кстати, и заключается идеи "Чучхэ", фактически в исключительно жестком контроле над собственными граждане. В остальном Северная Корея живет за счет иностранных технологий, помощи и финансов.

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 2007, Август, 06, 19:59 
СБОРНАЯ ФОРУМА
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 2005, Июнь, 29, 16:48
Сообщения: 23953
Откуда: Санкт-Петербург
Изображение

Вылет этого самолета японцы уже 62 года не могут простить американской военщине.

_________________
Злобная водка.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 445 ]  На страницу 1, 2, 3, 4, 5 ... 18  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
 cron

Яндекс.Метрика




Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB